Виноградов и Дубосарский. «Москва: ускользающая реальность»
Time Out

О выставке

Красочные иллюстрации Москвы от плодотворного дуэта художников.

Самая неоднозначная выставка о Москве от щедрых на полотна «ВинДубов». Своеобразный «краеведческий музей» во вполне подходящих для этого Провиантских складах курирует Виктор Мизиано, объясняющей тему ностальгии и памяти в экспозиции (а заодно и то, что средний возраст посетителей вернисажа 40+): «В восприятии нашего города мы во многом детерминированы матрицей кино. Существует некая общественная память — из кинофильмов, хроник. Она со временем становится личной, а для ребят очень важно говорить именно о коллективном опыте переживания». Личные воспоминания Виноградова и Дубосарского становятся общественными — эти залитые солнцем и засыпанные снегом бульвары, дома и церкви переплетаются, объединяясь в портрет идеальной Москвы. Но если бы все было так однозначно, Музей Москвы не позвал бы их, умеющих каждую метафору прочитать буквально. «Игра в музей» с нарисованными прямо на картинах рамами неуловимо превращается в «игру в Москву». А уж соединяют авангард с соцреализмом они в лучших традициях Бориса Гройса.

Мизиано особо выделил в экспозиции портрет Ленина и «Рабочего и колхозницу». Заставка «Мосфильма» становится еще одним «якорем», ориентиром памяти для нескольких поколений. А Ленин... Вот оно, доведение метафоры до абсурда, считывание образа буквально, когда под портрет почившего вождя отведена целая стена. «Оттепельная» часть выставки показана в нетипичной для художников манере: черно-белые портреты из фильмов «Застава Ильича»(Ахмадуллина) и «Я шагаю по Москве»( памятник Маяковскому). Без фильмов и героев, повлиявших на мировоззрение одногодков художников, выставка бы, естественно, не обошлась. Зато обошлась она без нарочито вульгарного соединения невинных сюжетов и наготы, присутствовавшей в работах Виноградова и Дубосарского примерно до 2009 года. Видимо, не вписываются голые красотки в образ утопической Москвы.

Еще одна часть выставки, занимающая зрителей, — фрагмент экспозиции «На районе». Это будто кадры с «доски почета», перемежающиеся портретами Леди Гаги, Стива Джобса, Марка Цукерберга. Это имена-бренды, которые сами себя продают, — чем же они отличаются от портрета «работника месяца» в управе, висящего на реальной районной доске почета?

Экспозиция говорит о «лучшем городе Земли» не только прямо (собственно картинами с двориками), но и косвенно — своей разрозненностью. Так и было задумано — Москва неоднородна, в ней все — от розового «кадиллака» с номером «Леха» и розовыми бутонами до фотографий директора мясокомбината на доске почета. Это та Москва, которая ускользает, уходит в прошлое. На месте вытоптанной травы и алкоголиков с домино — новомодное резиновое покрытие и парковки; бульвары заполонили хипстеры с бесконечными фудмаркетами и дизайнерскими украшениями. И вот поди пойми, хорошо это или плохо — художники ведь не дают никакой оценки происходящему: одни столичные ценности девальвируются, им на смену приходят другие.

Иллюстрация: «Ахмадулина» Виноградов, Дубосарский.