Вред любви очевиден

О книге

Сборник очерков и повестей Татьяны Москвиной, где она с новодворской прямолинейностью клеймит рулящих и не щадит своих земляков.

После предыдущей книги Татьяны Москвиной "Смерть - это все мужчины" многие женские люди впали в депрессию. Новый сборник известного питерского автора тоже баюкающим не назовешь. После прочтения открывающих книгу эссе вы будете ходить по Питеру и ворчливо пришептывать: новодельный - дорогущий - матвиенковский. Автор с новодворской прямолинейностью клеймит рулящих, не щадит своих земляков, а потом и вовсе заключает: "Питер - столица графоманов и отравленных культурой придурков". Хочется хоть что-то возразить, но нечего.

Две киноповести, следующие за переполненными желчью очерками, - как глоток ликера после горькой микстуры. Повесть "Конечно, Достоевский!" - почти чеховская, если не сологубовская: любови - несчастные, мужички - мелкие бесы, бабы - коли не дуры, так шлюхи. Обреченность любой истории отношений просматривается с первого их мгновения. В "Преступлении солнца" героиня травится, но выживает (в отличие от самоубившейся Саши из следующей "Смерти"). Выживает, чтобы мстить за нелюбовь? Нет, просто чтобы жить. Получается, Татьяна Москвина - не такой уж безнадежный пессимист. Скорее просветленный реалист.

Укрепляется это мнение последней частью книги - дневником. В нем Москвиной зачем-то понадобилось поведать миру от первого лица о том, что в ней сто килограммов веса и она тоже умеет плакать. Возможно, затем, чтобы подкорректировать сложившееся мнение о себе - уж больно жестокий образ госпожи Правдючки сформировался даже у ее поклонников. В начале сборника умного и злого автора даже жаль. Ближе к середине понимаешь, что жалость ей вряд ли понадобится. А после дневника осознаешь - ей тоже нужна любовь: та самая, очевидно вредная.

Спецпроект

Загружается, подождите ...