Куба - любовь моя
Time Out

О спектакле

Реквизитная ретрокомедия о старом добром СССР - нерушимом, но распавшемся.

Место действия — никакая не Куба, а наша родина в наши дни. На заднем плане — вылепленные художником Станиславом Морозовым очертания большого города. На авансцене — два живописных помойных бака. Одинокая девочка в пионерском галстуке (Ольга Лапшина) поет жалостным голоском «Орленок, орленок, взлети выше солнца». Из баков, как черти из табакерки, выскакивают два бомжа (Владимир Коренев, Роман Мадянов) и пугают девочку. Собственно, на этом действие практически останавливается и начинаются разговоры.

Двое бродяжек беседуют, очищая пустые бутылки от этикеток. Периодически в баки подбрасывают мусор, и они его с любопытством разбирают. Увидели старый глобус — вспомнили, что Советский Союз развалился, нашли стопку книг — почитали вслух «Приключения Буратино» Толстого. Буратино тут же материализуется на сцене — Лиса Алиса и Кот Базилио отпиливают ему ногу и руку. Затем на площадке появятся пионеры, построятся, споют песню «Куба, любовь моя„ — но это еще не кульминация спектакля, главный аттракцион впереди. После небольшой переделки (которая происходит как раз тогда, когда зритель начинает зевать) герои возвращаются к прежней ностальгической волынке. И тут в один прекрасный момент на авансцену выходит Владимир Коренев, главный Ихтиандр всех времен и народов, и произносит: „Я “Человека-амфибию“ сорок раз смотрел!» А затем подробно пересказывает сюжет под мелькающую на заднике нарезку кадров из всенародно любимого фильма. Это, очевидно, и есть главный момент спектакля.

На «Кубу» стоит сходить, но только с одной, терапевтической целью — наесться «ретро» настолько, чтобы наконец вытравить из собственного воображения ностальгические представления об Острове свободы и воспоминания о старом добром СССР — нерушимом, но распавшемся.