Москва
Москва
Петербург

DJ Luciano (Чили - Швейцария)

Диджей-сет чилийца Лусиано ответит на вопрос, что такое латиноамериканское минимал-техно.

Люсьен Николе, известный также как Люсьен-энд-Лусиано или просто Лусиано, сейчас одна из самых обсуждаемых фигур в клубной музыке. В Москве по-прежнему больше популярен его соотечественник и соратник Риккардо Виллалобос, а Лусиано и другие чилийцы, вроде Пьера Буччи, известны меньше, по крайней мере, вокруг них не замечено культа обожания. Однако Лусиано давно опередил своего именитого приятеля и сейчас твердо занимает первую строчку в иерархии техно-минималистов. Где-то беря молодостью и харизмой, где-то мелодичностью, где-то актуальностью или разнообразием, чилиец Лусиано обогнал всех — и Риккардо, и Свена Вата, и Ричи Хотина, и недавно гостившего у нас Джеффа Миллза. О бесчисленных минимал-продюсерах, которых московские промоутеры любят по многу раз возить в клубы Mix и "Шанти", речи уже не идет. Лусиано — совсем другая весовая категория. Если угодно, разница примерно как между европейской Лигой чемпионов и отечественным чемпионатом по футболу.

Сын двух континентов, Европы и Америки, Лусиано вырос во французской Швейцарии, но в девять лет переехал на родину матери — в Сантьяго, где провел юность. Увлечение музыкой естественным образом привело его к вертушкам, хотя, по собственному утверждению, любимый инструмент Лусиано — классическая гитара. Чилийская часть жизни выглядела вполне обычно: Люсьен с друзьями устраивал вечеринки на квартирах и в клубах, где играл сам или приглашал приезжавшего из Европы на каникулы Виллалобоса. Нередко мероприятия заканчивались скандалами с соседями, полицией, стычками с хулиганами — Лусиано рассказывает, что однажды даже провел несколько дней в тюрьме. Потом движение само собой сошло на нет, Лусиано с женой и маленьким ребенком перебрался в Европу, был разнорабочим, но вернулся к музыке. Покорил сначала Старый Свет, а потом и весь мир, триумфально отыграв в этом году под занавес чилийского Love Parade перед 250-тысячной аудиторией.

Суть феномена Лусиано лучше понимается в сравнении. Если Виллалобос в "чилийской мафии" застолбил за собой звание профессора точных наук — его музыку нужно понимать головой, — то Лусиано занимает кафедру гуманитарных. Он завораживает и уносит вдаль, меняется, грустит, смеется, пляшет. Минимал-техно у него изображает самбу, как в треке "Bomberos", а то и вовсе — чего уж никак не ждешь — оборачивается цитатой из "Bad" Майкла Джексона (прислушайтесь к треку "Something Bad", написанному в соавторстве с другом Виллалобосом, сразу почувствуете). Выдающиеся лирические композиции — "Mother, Madre & Mere" и "Artamis" — явные фантазии на тему классического американского техно, отсылки к задумчивым вещам Карла Крэйга или Стейси Пуллена. Закольцованные эмоции и лупы из настроений кружат бесконечные хороводы, наслаиваются друг на друга, смешиваются и снова выстраиваются в правильные геометрические фигуры. Добавьте немного фирменной латинской страсти — другой, не той, что растиражировали Gipsy Kings, — и получится звуковой портрет человека, про которого британский i-D написал: "Он вернул нам техно".

DJs Luciano (Чили-Швецария), Guttersnipe, Anushka

Пока клубная техно-москва стоит на ушах, выясняя у немногочисленных посвященных, каким же образом будет осуществляться вход на Лусиано, Timeout проливает свет на этот животрепещущий вопрос, попутно разъясняя разницу между Газгольдером и его дочкой GazGallery. Кстати, не исключено, что вход будет и вовсе бесплатный — организаторы еще сами до конца не определились.

14 декабря 2006,

Ближайшие события

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация