Семейный портрет-2 (с дензнаками)

О спектакле

Лермонтовский, невзирая на ремонт, выпускает спектакль "Семейный портрет с дензнаками". Это продолжение "Семейного портрета с посторонним" Степана Лобозерова.

Нет ничего святого - уже и театры взялись за производство сиквелов. Впрочем, главный режиссер театра Рубен Андриасян уверяет, что дело вовсе не в тлетворном влиянии Голливуда. Причины, заставляющие раскручивать сюжет, просты и по-житейски вполне понятны. Все дело в том, что для театра в период затяжного ремонта это очень удобный вариант порадовать зрителей премьерой. Не нужны ни новые декорации, ни новые костюмы. Все уже готово. Есть, что не менее важно, и хорошие актерские работы, которые будут развиты в новых обстоятельствах.

Сюжет сиквела не имеет ничего общего с первым. Даже если вы не видели первую часть, вам не придется домысливать повествование. В деревню приезжает человек из города. В первый раз это был художник, прибывший оформлять клуб и нечаянно создавший любовный треугольник. Во второй раз это будет любитель поохотиться, готовый отстегнуть приветливым хозяевам солидное вознаграждение.

Герои Лобозерова попадают почти в трагикомическую ситуацию. Совершенно внезапно на деревенских жителей, еле сводящих концы с концами, сваливается огромное богатство - 150 тысяч рублей. Событие, казалось бы, радостное, но когда проходит эйфория, у героев появляется страх перед "бешеными" деньгами. И в результате звучит своеобразная молитва с просьбой избавить их от такого счастья. Первый "семпортрет", как называют его в театре, ставил еще Юрий Коненкин, второй начал Андрей Кизилов, а "доводил" главный режиссер Рубен Андриасян. "Прелесть этого автора, - считает Рубен Суренович, - в том, что он не просто шутит и заставляет зрителей смеяться. Его герои и смешны, и жалки. Жалки потому, что у них психика очень изуродована "совком". К тому же автор умеет очень хитро "вывернуть" заданную ситуацию, показать всю нашу дурь. Это было и в первой пьесе, будет и во второй".

Стоит сказать и о маленьком актерском подвиге, который совершили артисты театра. Не для славы, не ради денег, а, наверное, по иным, более тонким мотивам. Поскольку у театра сейчас нет ни своей сцены, ни помещения для репетиций, то работать над спектаклем начали в зале Дворца школьников, где температура была на один градус ниже, чем на улице. Когда у актеров стали садиться голоса, репетиции перенесли в ангар театра, в котором делают и реставрируют декорации. А для того, чтобы актеры могли работать, рабочие цеха перешли в ночную смену.