Рыба. История одной миграции

О книге

Добротный образец традиционного романа, сюжет которого тянет истолковать как житие святой.

Своей апатичностью героиня этого романа полностью соответствует заявленному в заглавии обидному прозвищу, каким награждают фригидных женщин. Как и обещает подзаголовок, она - мигрант: родившись в таджикском Педжикенте, русская девушка Вера вынуждена была откочевывать все дальше и дальше от родных мест.

Все эти перемещения происходили как бы помимо ее воли. Ни любовь, ни крах семейной жизни, ни трагедия с сыном не смогли пробудить в ней сильные эмоции. Но назвать ее холодной не повернется язык. Во-первых, Вере дан редкий дар врачевания наложением рук, которым она щедро делится со всеми, кому может помочь. А во-вторых, по ее рассказу (роман написан от первого лица) чувствуется - "рыба" просто выше всего происходящего. Возникает соблазн истолковать книгу как житие святой. На это же нам прозрачно намекает и сам автор: рыба - один из символов раннего христианства, да и в финале героиню ждет настоящий рай.

Только житие это у Алешковского вышло какое-то языческое. "Деревья, грибы, мох, трава... делали одно дело - жили друг для друга, друг другом питаясь, друг друга поддерживая. Я проходила мимо этой жизни, дышала с ней одним чистым воздухом, и чувство буйной свободы переполняло меня, как шампанское бокал". И такой анимизм - в каждой главе, идет ли речь о пустыне, непроходимых тамбовских лесах или московской сутолоке.

Книга попала в шорт-лист "Букера" - вполне закономерно: опытный прозаик (и, кстати, племянник Юза Алешковского) создал еще один добротный образец традиционного романа. Но вот победа скорее удивит: все-таки "Рыба" получилась пресноватой.