Стихи про меня

О книге

Эссеист и радиожурналист Петр Вайль выпустил антологию стихотворений лучших русских поэтов ХХ века, снабженную комментариями от первого лица.

Выход нового объемистого сочинения Петра Вайля подгадали аккурат к открытию восьмой книжной ярмарки non/fiction. Прием не новый, но в данном случае показательный: «Стихи про меня„ вобрали в себя все качества, которые заложены в программе этого форума. NF изначально была задумана как простая выставка-продажа специальных малотиражных изданий: мемуаров, научных исследований, философских трактатов и, в меньшей степени, поэзии „не для всех“ и высоколобой интеллектуальной прозы. Считалось, что такого рода литература интересует только людей гуманитарного склада и умственного труда. Однако ярмарка проходила каждый раз все успешнее, и ассортимент пришлось расширить в сторону „нормальных“ книжек, а название переосмыслили — не “без художественной прозы„, а “без фикций„, то есть без дутых величин.

В книге Вайля дутым величинам тоже взяться неоткуда. Известный в последние годы в основном как „прикладной культуролог“ — глянцевый эссеист, певец русской кухни и советской коммуналки, жизнерадостный кинопутешественник, в “Стихах про меня„ Петр Львович как будто возвращается к своей основной профессии литературоведа. Он собирает под обложку своей книги 55 (это число, видимо, соответствует возрасту автора на момент появления замысла книги в 2004 году) прекрасных стихотворений лучших русских поэтов ХХ века, расставленных в хронологическом порядке, от 1901-го (“Среди миров, в мерцании светил…„ Иннокентия Анненского) до 2001-го (“Цыганка ввалится, мотая юбкою…„ Сергея Гандлевского). Но ни к академическому литературоведению (какие-нибудь “вопросы трансформации русского лирического стихотворения XX века„), ни к попсовому (а-ля “The Best of: Петр Вайль рекомендует„) эта книга ни малейшего отношения не имеет.

С самого начала автор честно признается: он приводит только те стихи, которые с чем-то связаны лично у него и запомнились лично ему. Всю приведенную лирику (в подборку попал даже отрывок из поэмы Есенина „Пугачев“) Вайль снабжает комментариями-эссе самых разных жанров — от меланхолических воспоминаний о своей армейской и заводской юности до отвлеченных рассуждений о советском быте и разных городах мира. Последние не сильно отличаются от соответствующих глав предыдущих книг — “Мира советского человека„ и “Гения места», но оторваться все равно невозможно.

Не в повторении дело. Своей книгой Вайль живо и без единой банальности поет многая лета старым добрым рифмованным стихам — они, как запахи, оказываются способны воскрешать в памяти связанные с ними давние воспоминания. И заодно в очередной раз изящно доказывает, что «безвымысловая» литература может быть ничуть не менее занимательна, чем сюжетный фикшн, — достаточно ума, наблюдательности и способности верно держать выбранную интонацию. И немаленькие залы ЦДХ, отданные под выставку, — наглядное тому подтверждение.