Дом, где разбиваются сердца
Time Out
27 июня, 19:00
Вторник
Мастерская Петра Фоменко
Кутузовская
Кутузовский пр-т, 30/32.
Купить билет

О спектакле

Пьесу интеллектуала Шоу режиссер Каменькович ставит как яркую семейную драму, без всякого политического контекста.

Пьеса Бернарда Шоу, оконченная в 1917 году, была создана под сильным влиянием Чехова. Этот факт общеизвестен, не зря же в подзаголовке Дома, где разбиваются сердца автор назвал свое произведение фантазией в русском стиле. Так и видишь, как драматург аккуратно переносит приметы чеховского стиля на британскую почву: во времена, когда только началась Первая мировая война и немецкие цеппелины бомбили Англию, чтобы подорвать боевой дух противника. Вместо русского поместья — старая вилла в графстве Сассекс. Принцип если ружье висит на сцене, оно должно выстрелить воплощен буквально — в финале сумбурной и многословной пьесы Шоу погибают два персонажа, капиталист Менген и случайный вор. Погибают нелепо: трусливо забираются в песочную яму, где хозяин дома, капитан Шотовер, хранит динамит; немецкая бомба попадает прямо туда. Положительным героям (то есть всем остальным обитателям дома) дается шанс пожить еще. А уж наказание это или счастье, им предстоит решить самим.

В спектакле Евгения Каменьковича апокалиптический пафос Шоу присутствует, но лишь в качестве ноты горечи в легкой и прелестной истории с многочисленными внутрисемейными интригами. Фоменки изящно и со вкусом раскусывают их, как орешки. Капитан Шотовер (Карэн Бадалов) — не только красивый мужчина, но и мудрый старик: он, будто птица-вещун, время от времени сообщает собравшимся в его доме, что скоро грянет гроза и все переменится. Его будущая жена, юная мисс Элли Дэн (Наталья Мартынова) при всем своем внешнем легкомыслии оказывается девушкой суровой. Но их предсказания мало волнуют окружающих — так, очередные чудачества. Дочки Шотовера, аристократка Ариадна (Полина Кутепова) и домоседка Гесиона (Наталия Курдюбова) куда больше озабочены простыми, но жизненно важными делами. Первая думает, как бы поискуснее пролавировать между старинным воздыхателем (светского хлыща Рэндла очень смешно играет Павел Баршак) и мужем сестры (с ролью пожирателя женских сердец прекрасно справляется другой красавец Мастерской — Илья Любимов). Вторая пытается уберечь малютку Элли от брака по расчету с Менгеном (Максим Литовченко).

Весь спектакль с искренним наслаждением следишь, как на крошечном, заваленном винными пробками планшете две обворожительные актрисы буквально купаются в тексте. Чувство, что Шоу писал хорошо, но слишком полагался на силу и выразительность слов, не покидает и после окончания действа. Быть может потому, что артисты Мастерской и их режиссер просто не умеют работать плохо: страшно подумать, они не пропустили ни слова.