Москва
Москва
Петербург

Мир Альфреда Хичкока

u u u u u Мнение редакции

От книги про Хичкока, тем более с таким завораживающим названием, ждешь чего-нибудь невероятно глубокого и основательного. Ну в самом деле — это же не угрюмый Сокуров, не откровенный циник фон Триер и не примитивист Китано (предыдущие фигуранты кинотекстов издательства «НЛО»), а гигант-весельчак, ровня Эйзенштейну! В священную корову Хичкока превратили еще в 1950-х французские критики. Американские интеллектуалы считали его фильмы-саспенсы зрелищем низкопробным, французы же заявили, что именно саспенс и есть синоним зрелища. С тех пор каждое новое поколение критиков и культурологов с радостью узнавало в Хичкоке своего парня. Так что сейчас интересно уже не что именно имеет значение в фильмах Хичкока (судя по количеству аналитической литературы, тут имеет значение все), а почему.

Первая половина книжки, написанная питерским театро- и киноведом Мариной Жежеленко, как раз об этом «всём». «Психонализ по Хичкоку», «Хичкок и модернизм», «Загадки без разгадок„ (это о „Птицах“), глава о детстве и отрочестве. Тон — терпеливый, снисходительно-разьясняющий. Настоящий школьный учебник! И, как почему-то принято в школе, все самое интересное — вскользь, скороговоркой. Взять к примеру психоанализ. “Фрейдизм хичкоковских фильмов не был серьезным, потому что сам Хичкок не относился к нему серьезно„. Разумеется, Хичкок относился к психоанализу с усмешкой (он вообще был ироничным человеком), но, во-первых, это была усмешка смертника: режиссер страдал эксцентричной, аристократической фобией — боязнью яиц. А во-вторых, рациональные соображения режиссера тут совершенно неважны — потешаясь над аналитиками в „Завороженных“, он тем не менее снимал фильмы так, словно правой его рукой водил Зигмунд Фрейд, а левой — Жак Лакан.

Как и тенденциозному школьному учебнику (выявить эту тенденцию — задача для отдельного исследования), тексту Жежеленко не чужды подтасовка фактов и авторская трактовка канонических понятий. Например, макгаффин по Жежеленко — это шутка. Ничего себе шутка!

Вторая половина „Мира Хичкока“ жестче. Она содержит подробный пересказ „39 ступеней“ и „Головокружения“ (рассказчик — философ Борис Рогинский, слегка путающий понятия „саспенс“, „триллер“ и „хоррор“) и последующий покадровый разбор фильмов с выводами вроде “Верил ли Хичкок в очищающую силу своего искусства, в поэтическую справедливость?..» Да к черту справедливость! Объясните нам лучше, почему нападают птицы!

13 ноября 2006,
Мир Альфреда Хичкока
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация