Моя жизнь. Моя любовь

О книге

У нас Дункан знают и помнят в первую очередь по ее недолгому браку с Есениным и только потом — как танцовщицу-«босоножку», выбегавшую на сцену Большого театра с красным знаменем под звуки «Интернационала». И это, в общем-то, справедливо: значение Дункан в русской культуре несопоставимо с ролью Есенина. Но, с другой стороны, яркий русский эпизод стал не более чем финальным аккордом бурной жизни. Айседора начинает свои мемуары с уверений, что «стала танцевать потому, что ее мать во время беременности могла есть только „пищу Афродиты“ — устрицы и шампанское„. Но в дальнейшем ведет повествование добросовестно и без лишних вывертов. Жутковатое совпадение: рукопись обрывается на словах “Привет тебе, Мир Новый!», которыми автор обозначает свое прибытие в Россию в 1921 году. Впрочем, может, это и к лучшему: об этих годах и так уже написано слишком много.