Андрей Гросицкий "Застрявшие"

О событии

С начала семидесятых Андрей Гросицкий занимается метафизикой и онтологией брошенной вещи. Теперь его воспоминания приобретают особый ностальгический смысл.

На знаменитой выставке "Русский поп-арт" в Третьяковской галерее работы Андрея Гросицкого показывали как своего рода предтечу этого стиля. Конечно, никакого поп-арта среди наших осин так и не появилось, зато наблюдалось активное движение в этом направлении. Американский поп-арт родился от мусорного ящика, наполненного упаковками и банками, которые еще хранили дух сияющего огнями супермаркета. Наша версия тоже родилась на помойке - но только советской, сложенной из жалких и сирых останков некогда полезных и нужных вещей. Холодному эстету такие вещи ни к чему, только истинный гуманист и философ может ими любоваться и одушевлять эту жалкую материю.

Выпускник Суриковского института, поклонник Сезанна и объединения "Бубновый валет", ветеран нонконформизма Андрей Гросицкий вышел на свою помоечную реальность в начале семидесятых, пытаясь найти дорогу к предмету. И с тех пор занят метафизикой и онтологией брошенной вещи. Старые потрепанные кофейники на его картинах сминаются под воздействием каких-то запредельных сил, а выпирающие из плоскости холста обычные водопроводные краны выглядят посланниками иных миров. Для выражения всей этой лирической космогонии потребовалась плотная и тягучая живопись, которая компенсировала нищенскую простоту предмета, но сама же его и заслоняла. То есть поп-арта никак не получалось. Теперь, когда помойки забиты доверху цветным мусором из супермаркетов, воспоминания об археологическом эстетстве советского предметного мира приобретают особый, глубоко ностальгический смысл.