Крум

О событии

Гастроли польского спектакля "Крум" могут стать главным событием театрального года.

В спектакле "Крум" один из лидеров сегодняшнего польского театра - режиссер Варликовский - совершает как минимум два непотребства : смеется над темой смерти, засыпая зрительный зал пеплом из погребальной урны, а также ставит под сомнение закрепленный за Израилем статус Земли обетованной.

Два ученика знаменитого педагога и режиссера Кристиана Люпы - Гжегож Яжина и Кшиштоф Варликовский - делят лучший польский театр, "Розмайтошчи". Однако, в отличие от Яжины, Варликовский - отнюдь не оголтелый авангардист. Он изучал в Ягеллонском университете Кракова античность - и потому много ставил Шекспира и древнегреческие трагедии; одинаково реализовался и в драме, и в опере. Но именно в его руках современные авторы, будь то Сара Кейн или Кольтес, оказывались равновеликими классикам. На сцене у него, при жесточайшем режиссерском рисунке, всегда был тончайший актерский психологический театр.

Так будет и в "Круме", который выбран для гастролей в Москве,- спектакле по пьесе израильского драматурга Ханоха Левина середины 70-х. Это композиционно сложный, технически совершенный, предельно реалистический театр в натуралистическом павильоне. Спектаклю предшествует двухдневная монтировка, а список реквизита исчисляется ста пунктами, включающими в себя тянучки Haribo в виде змеек и два килограмма яблочного пирога.

В пьесе Левина блудный сын Крум возвращается в родной город после долгих лет эмиграции, но родина оказывается совсем не такой, какой виделась в мечтах. Мир прошлого словно замерз и полинял. И Америка, откуда уехал Крум, и буржуазно-местечковый Тель-Авив оказываются враждебными, заколдованными территориями сна, пустырями бессмыслицы. Кто-то женится, кто-то умирает, кто-то рожает детей - но эти "акции" не способны расшевелить гробовую скуку духовной провинции. В которую, по мнению Варликовского, превратился весь мир.

Чувство энтропии и тоски нагоняют выцветший рыжий наборный паркет и четыре вентилятора, которые бесцельно гоняют по сцене подогретый спертый воздух. А также саундтрек композитора Павела Мыкетина - минорный, как реквием, и заторможенный, как заезженная пластинка. Музыка здесь тоже отвечает за физиологическое ощущение распада жизни.

Визитом Варликовского худрук Центра им. Мейерхольда Валерий Фокин начинает новый проект - ежегодные Мейерхольдовские встречи. Каждый год в Москву будет приезжать незнакомый столице виртуоз театра. 10 декабря помимо "Крума" театралов ожидает спецпрограмма: лекция о Варликовском, творческая встреча с режиссером и видеопоказ его спектакля "Дибук" по легендарной пьесе, которую некогда ставил Евгений Вахтангов.

Спецпроект

Загружается, подождите ...