Лирика

О книге

Судьба книги древнеримского поэта Гая Валерия Катулла сходна с судьбою "Слова о полку Игореве".

Судьба книги древнеримского поэта Гая Валерия Катулла сходна с судьбою "Слова о полку Игореве". Один-единственный список и того, и другого произведения чудом сохранился в монастырском хранилище, оказался найден на волне интереса к древней литературе, после чего был объявлен литературным шедевром и начал активно переиздаваться. Сама же исходная рукопись гибнет по небрежности: "Книга Катулла Веронского" - от ветхости в XV веке, "Слово" - в пожаре 1812 года.

Сходными оказались и судьбы авторов. Все, что о них знаем, мы почерпнули из самих их текстов, и это оставляет широкий простор для остроумных догадок. В отличие от анонимного автора "Слова", имя и происхождение Катулла-Веронца споров не вызывает, но все остальное очень зыбко. Мы не знаем точно, почему он резко оставил поэзию около 57 года до н. э. и кого воспевал под именем Лесбии, да и был ли вообще у них роман. Ранняя смерть - не более чем догадка, как и имя предполагаемой возлюбленной поэта - Клодии, жены и впоследствии вдовы сенатора Метелла. Тем не менее с легкой руки романтиков XIX века за Катуллом прочно закрепился образ настоящего романтического бунтаря - прклятого поэта, умирающего от чахотки и исступленной любви к порочной и коварной аристократке. Да еще и к тому же несдержанного на язык ниспровергателя авторитетов и настоящего денди, обливающего презрением тех приятелей, что погрешили против хорошего вкуса.

Скажем откровенно: эта версия наиболее живуча не только потому, что обаятельна, но и потому, что созвучна читателям. Катулл первым из европейских поэтов начал без смущения являть в своих стихах живые спонтанные чувства и переживания, хорошо понятные нам сейчас. И новый, далекий от академизма перевод известного современного поэта-архаиста Максима Амелина, сочетающий старинные обороты с современным просторечьем, позволяет почувствовать это еще лучше.

Спецпроект

Загружается, подождите ...