Пьяные
Time Out

О спектакле

Работа творческого дуэта Вырыпаев-Рыжаков с ведущими актерами МХТ.

Вертикаль. Когда почва из-под ног уходит, когда все плывет перед глазами, кажется, что удержать вертикаль — это главная задача. В спектакле режиссера Виктора Рыжакова по пьесе Ивана Вырыпаева все персонажи пьяны в стельку и пытаются не скатиться по наклонной и в прямом смысле слова. Художники Мария и Алексей Трегубовы не только задрали плоскость сцены под опасным углом, но и накрыли его пульсирующей видеосеткой. Зыбкость существования мобилизует всех сначала определиться с физической вертикалью, а потом задуматься и о духовной.

Пьяным у нас все принято прощать. Даже проповедь. Иван Вырыпаев в этом сезоне уже не первую попытку предпринимает поговорить о реальных человеческих ценностях, которые в продвинутой тусовке и поминать-то нельзя. Смелым и честным считается только одно утверждение: «мир — отхожая яма, и человечество существует только для того, чтобы эту яму наполнять». Любовь, доверие, вера — пустые слова из лексикона замшелых консерваторов. Вырыпаев старается возвратить им изначальный смысл, вовлекая зрителей в диалог игрой в предлагаемые обстоятельства. Он сам выпустил в театре «Практика» премьеру моноспектакля «UFO» в модном жанре «вербатим» (документальная запись монологов реальных людей), якобы объездив весь мир в поисках тех, кто действительно общался с внеземной цивилизацией и благодаря этому что-то понял о нашей. В «Пьяных» он дает слово уже землянам, потерявшим на время по понятной причине связь с реальностью. Пытаясь ее вновь обрести, они от растерянности и злобы постепенно приходят к необходимости любить.

Режиссер Виктор Рыжаков подспудную игру драматурга вывел наружу. Он превратил персонажей в черных клоунов с красными носами, которые в почти акробатической пластике (хореограф Олег Глушков) и жесткой перкуссионной партитуре похмелья пытаются поначалу обрести равновесие, а потом постепенно заново нащупать реальность. Ведущие актеры сегодняшнего Художественного театра отдаются предложенной клоунаде с отчаянным куражом, чтобы к финалу, сняв красные носы, заговорить от первого лица. И лица их всех (выделять кого-то из этого блистательного ансамбля было бы не в духе спектакля) обретают образ и подобие человеческое.