Москва
Москва
Петербург

Арто Линдсей

Уникальность Арто Линдсея в том, что он совмещает два далеких друг от друга мира - теплую бразильскую мелодику и холодный скрежет гитарного авангарда

Линдсей — яркий пример мультикультурализма. С одной стороны, он считается героем в Бразилии, где провел детство, а потом играл босанову и продюсировал альбомы прославленных музыкантов типа Каэтано Велозо. С другой — его почитают музыкальные экстремисты за деятельное участие в шумном нью-йоркском движении no wave, которое из-за своего нигилизма и презрения к общепринятым музыкальным формам быстро сошло на нет, зато успело породить Swans и Sonic Youth. Уникальность Линдсея в том, что он совмещает два далеких друг от друга мира — теплую бразильскую мелодику и холодный скрежет гитарного авангарда.

Чего стоит ждать слушателям, которые собираются на ваш московский концерт?
Мы будем играть материал с моих последних альбомов, но их концертные версии звучат гораздо более, как бы это сказать по-панковски, что ли. Я стал больше играть на гитаре, так что будет жесткий драйв. Надеюсь, что публике это понравится так же, как и мне, но в любом случае я не советую идти на концерт с какими-то ожиданиями. Все будет совсем не так, как вы думаете.
У вас хватает времени, чтобы слушать новую музыку?
Как ни странно, да. Много слушаю самбу, соул, современную классику типа Джанчинто Шелси — это итальянский композитор, он умер лет десять тому назад, Мортона Фелдмена и прочих минималистов.
А в детстве что слушали?
Естественно, много бразильской музыки. Моя мать обожала Ната Кинг Коула и Каэтано Велозо, в Бразилии тогда вообще было очень много популярной музыки. Потом, когда был подростком, — Beatles и Rolling Stones, как полагается.
Следите ли за музыкальным прогрессом на малой родине?
Конечно! Мне очень нравится то, что играет молодежь: очень горячая смесь хип-хопа, электрогитар и национального чувства ритма, которое у бразильцев развито необычайно.
А правда, что вы написали музыку для балета, который танцевал Михаил Барышников?
Да, правда. Есть хореограф Ричард Моув, который создал нечто среднее между балетом и спектаклем: как балет, но со словами. Я давно его знаю, и он пригласил меня и Мелвина Гиббса написать музыку для этого спектакля. У меня уже был подобный опыт, и могу сказать, что постановка Моува была скорее спектаклем современного танца. Но это было очень красиво. Спектакль назывался "Ахиллесова пята", и Барышников там играл, разумеется, Ахилла. Михаил — великолепный танцор и, кроме того, человек потрясающего интеллекта. Я встречался с ним в Нью-Йорке несколько раз, и он поразил меня тем, что, будучи уже немолодым человеком в статусе крупной звезды, живо интересовался новым поколением авангардистов от музыки и танца. Я горжусь своим знакомством с ним.
11 ноября 2005,

Ближайшие события

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация