Дмитрий Гутов «Жизнь тяжела, но, к счастью, коротка» - Фото №0
Дмитрий Гутов «Жизнь тяжела, но, к счастью, коротка» - Фото №1
Дмитрий Гутов «Жизнь тяжела, но, к счастью, коротка» - Фото №2
Дмитрий Гутов «Жизнь тяжела, но, к счастью, коротка» - Фото №3
Дмитрий Гутов «Жизнь тяжела, но, к счастью, коротка» - Фото №4
Дмитрий Гутов «Жизнь тяжела, но, к счастью, коротка» - Фото №5
Time Out

О выставке

Гутов снова взялся за кисточку: фантик, небрежный пересказ классики, слова.

Хулиганская до безобразия (порой в буквальном смысле) выставка. И очень серьезная. После своего «железного века», когда Гутов ваял пространственные картины из гнутого железа, он снова взялся за кисточку и холст. Притом если изображенное его не удовлетворяло, начинал все по новой. Чего ради? То растиражировал, меняя цвета не хуже, чем на шелкографиях Уорхола, конфетный фантик, то небрежно пересказал классику вроде репинского Ивана Грозного, то вспомнил ненавистную школу и притащил в галерею портфель, который многажды запечатлел на холстах, сопроводив с саркастичными заметками. А то и вовсе оставил на работах только слова — мол, «Смысл выходит за пределы картины».

Что достойно внимания художника и где аудитория, внимания которой удостоится он сам, как измерить ценность, что вообще в жизни и в искусстве важно, чтобы браться за это снова и снова? Гутов лукаво отвечает названием выставки.

Дарья Курдюкова