Шедевры фламандской живописи из собраний Князя Лихтен - Фото №0
Шедевры фламандской живописи из собраний Князя Лихтен - Фото №1
Шедевры фламандской живописи из собраний Князя Лихтен - Фото №2
Шедевры фламандской живописи из собраний Князя Лихтен - Фото №3
Шедевры фламандской живописи из собраний Князя Лихтен - Фото №4
Time Out

О выставке

Полотна Рубенса, ван Дейка, Йорданса и их менее прославленных современников.

В этом году отмечают 20-летие дипотношений с княжеством Лихтенштейн, наследный князь Лихтенштейнский приедет в Москву, а любителям классической живописи достаются на осмотр 55 картин из княжеских коллекций (Вадуц – Вена): Рубенс, Антонис ван Дейк, Якоб Йорданс, Франс Снейдерс, Давид Тенирс Младший, потомки Питера Брейгеля Старшего и других, пусть менее знаменитых, художников славного для Фландрии XVII века. «Оплакивание Христа», «Победа и доблесть», «Марс и Рея Сильвия» (картина в сопровождении эскиза и шпалеры), портрет 5-летней румяной дочери Клары Серены — Рубенсу подвластен весь тематический спектр, помноженный на характерные могутные тела. Дело не только в своеобразных идеалах красоты: воспевание человеческой плоти — продукт эпохи, когда для художника стало не столь важно, «что» изобразить, сколько «как». И в случае Рубенса каждый сантиметр пышного тела — пухлый, белый, румяный — оправдан живописным мастерством, нюансами цвета и света на холсте. Среди 19 привезенных Рубенсов есть и эскизы, но получить представление об эволюции можно: покажут и одну из самых ранних дошедших до нашего времени работ — «Обращение Савла», и произведения конца 1620-х годов. Трудившийся некоторое время в мастерской Рубенса Антонис ван Дейк полюбился истории в первую очередь портретами, и в Пушкинский привезут ставший хрестоматийным образ Марии де Тассис в «раме» огромного воротника, в пышном платье, из которого трогательно глядит чуть смущенное лицо. И хотя эту вещь в ГМИИ уже привозили на подготовленный к юбилею «Воображаемый музей», приятно, что она приедет снова. В отличие от Рубенса ван Дейк стремился к строгому изяществу, и его линия оказалась весьма востребованной: его позвали придворным живописцем к Карлу I, и последнее десятилетие жизни художник провел при английском дворе.Фламандцы, конечно, преуспели в портретной, религиозной и мифологической живописи, голландские букеты тоже стали визитной карточкой эпохи, но не меньше их ценят за то, как они изображали повседневность. Питер Брейгель Младший даже библейский сюжет «Перепись в Вифлееме» насыщает будничной суетой. А можно и просто про современность: вот два домашних концерта, оба 1650 года, — Йоос ван Красбек и Давид Тенирс Младший. У одного — респектабельный молодой человек в шляпе, видно, старается произвести впечатление на девушку из хорошей семьи и играет на лютне в комнате с портретом на стене. У второго — интерьер, где кувшинов больше, чем людей, и сами герои попроще, играют на гитаре, но зато сразу видно: никакой томности. Весело им и, может, даже лихо.

Иллюстрация: Питер Пауль Рубенс. Нахождение младенца Эрехтония. Около 1616. Собрания Князя Лихтеншейнского (Вадуц, Вена).