Йо-Йо Ма (виолончель, США)

О событии

Сольный концерт в Большом зале консерватории дает Йо-Йо Ма - самый веселый и самый известный виолончелист мира.

Попытка отрекомендовать улыбчатого американца китайского происхождения в Москве как "самого-самого" виолончелиста обычно натыкается на бурю благородного негодования - уж мы-то знаем, что первым, единственным и неповторимым является вовсе не он, а Мстислав Леопольдович Ростропович. За границами России этот аргумент не обладает такой степенью непреложности - более того, своим знакомством с виолончелью примерно половина земного шара обязана именно Йо-Йо Ма. Примечательных фактов в биографиях обоих музыкантов предостаточно. Но если старший мэтр, всякий раз выходя за строгие рамки академического амплуа, преследовал какие-то серьезные цели (например, играл у разрушенной Берлинской стены или дежурил с автоматом в руках в Белом доме-1991), то у младшего все просто, понятно и без задней мысли - взял да выступил в дуэте с пианисткой-любительницей Кондолизой Райс, и всем от этого стало необычайно весело. На русскую серьезность Йо-Йо отвечает солнечной улыбкой и американской беспечностью - и выигрывает. Потому на протяжении последних 25 лет является одной из самых заметных фигур в индустрии развлечений, а заодно и первым в гораздо более узком кругу виолончелистов.

В Москве, по-хорошему, его ждали с каким-нибудь из его знаменитых crossover-проектов - чего стоил один только "Шелковый путь", когда Йо-Йо Ма пустился в страны Ближнего и Дальнего Востока, чтобы поиграть в ансамблях с местными фольклорными инструментами. Но в случае с Москвой все по-другому: именно сюда, в обитель традиционализма, под строгие очи местных пуритан, виолончелист прибывает с архаической камерной программой - хрестоматийная классика и только. Сначала пойдет Шуберт - известная на весь мир соната "Арпеджионе", под которую зал погружается в блаженную меланхолию. Далее по курсу - Сезар Франк, с лучащимися созвучиями Виолончельной сонаты, и соната Дмитрия Шостаковича с ее тонкой афористичностью и едким юмором. И лишь в конце солист и его постоянная партнерша, британская пианистка Кэтрин Стотт, позволят себе немного расслабиться: танго Астора Пьяццолы позволят мысленно перенестись из намоленных стен Большого зала консерватории в прокуренные кабаки Буэнос-Айреса. Интересно, что нового сможет сказать в таком репертуаре музыкант, который сыграл каждую из этих пьес уже много сотен раз? Но даже если и совсем ничего, то зрителям, осилившим билеты по семь - десять тысяч, можно будет просто порадоваться визиту столь легендарной личности в Москву - как известно, полтора года назад Йо-Йо Ма должен был приехать в Москву с той же программой, но из-за болезни вынужден был отложить свои гастроли.