Серко

Рецензия

Молодой боязливый парень, младший сын благовещенского казака Дмитрий Пешков (Алексей Чадов), отправляется к московскому царю просить защиты для маленького эвенкского племени, обреченного губернатором на смерть. А чтобы поездка задалась, парню выделяют маленького — чуть больше пони — коника Серко.

Львиную долю экранного времени актер Чадов проводит в седле, перемещаясь с одного постоялого двора на другой. В драной дубленке, надетой на казачий мундир, и нелепой папахе он то умирает в пути от холода, то пьет кровь несчастной лошадки — чтобы согреться. Естественно, в таком путешествии не обойтись без многозначительных встреч. В первом же селении на плечо героя нежно кладет голову раскосая нимфетка. Впрочем, все встреченные на пути женщины будут неравнодушны к крепким чадовским плечам. Но Дима Пешков останется верен той, первой.

Потом он встретит умирающего шамана, который попросит привязать его к дереву, потом еще нескольких чудаков и, наконец, бродячего артиста-француза в компании двух восточных красоток. Эта троица превратит измученного холодом, голодом и почти уже умирающего казака в национального героя и бережно доведет до Питера. Напуганный резонансом благовещенский губернатор неудачно попытается задушить казачка в бане подушкой и отравить его верного коня. Но герой запихнет Серко в нос трубку и устроит животинке промывание желудка.

В общем, сюжет этого историко-приключенческого фильма о поисках справедливости незамысловат настолько, что порой кажется, будто авторы просто издеваются над зрителем. Режиссер Жоэль Фарж умудрился снять картину, в которой не веришь ни единому кадру. Поля и степи выглядят плохо отстроенной декорацией, диалоги напоминают разговоры людей в состоянии страшного похмелья. Не говоря уже о том, что Фарж, похоже, знакомился с русской историей и бытом по ярким матрешкам и плохо настроенным балалайкам. Кроме обязательной русской бани с вениками, здесь есть арестанты, гремящие кандалами по снегу, разухабистые народные песни в исполнении квинтета старушек-веселушек и даже омерзительный царский сынок, наряженный почему-то в казацкую папаху. Словом — низкопробное ассорти, которое не дотягивает даже до расписного лубка. Непонятно только, почему на диске стоит ограничение «детям до 12». Ведь ни один взрослый человек — даже самый отчаянный поклонник таланта Алексея Чадова — с этим фильмом просто не справится.

Спецпроект

Загружается, подождите ...