Яков Чернихов, Леонид Ламм "Универсальный генетический код пространства"

О событии

Яков Чернихов в докомпьютерную эпоху разработал свою систему проектирования. Cуммируя и обобщая опыт блистательных предшественников, он свел достижения стиля в набор ясных, эффектных и запоминающихся формул.
Яков Чернихов в докомпьютерную эпоху разработал в своих книгах подробную и остроумную систему, почти программу проектирования. На закате авангарда, суммируя и обобщая опыт блистательных предшественников, он свел достижения стиля в набор ясных, эффектных и запоминающихся формул. При других исторических обстоятельствах наработками Чернихова активно пользовались бы несколько поколений архитекторов, не говоря уже о студентах. Но клапан был перекрыт, и история пошла другим путем — от сталинских башенок к лужковским через совсем простые хрущевские и брежневские коробочки. Ученик Чернихова художник Леонид Ламм решил вернуться на современном этапе к суперпроекту своего учителя. В отличие от соц-арта, некоторое время занимавшего ум и время Ламма, прописи Чернихова идеологически не устарели и позволяют демонстрировать интерес к чистой абстракции в самых разных ее проявлениях. Несколько неожиданный со стороны заслуженного нонконформиста энтузиазм окрыляет надеждой, что объявленный конкурс имени Якова Чернихова принесет еще немало «открытий чудных» среди юного поколения. Тем более что в разных прогнозах не единожды указывалось: путь в будущее нашей архитектуры лежит через постижение славного прошлого.