Именины салата

О книге

Поэтический сборник 26-летней учительницы литературы из пригорода Токио о маленьких радостях и огорчениях своей тихой девической жизни.
В 1987 году 26-летняя учительница литературы из пригорода Токио выпустила поэтический сборник, в котором, используя форму классических пятистрочников-танка, рассказывала о маленьких радостях и огорчениях своей тихой девической жизни, — и этот скромный дебют произвел переворот в японской поэзии. Блюстители традиций возмущались, что поэтесса дерзко нарушила каноны, используя для выражений движений своей души не складывавшийся тысячелетиями условно-поэтический язык ("ветка сакуры"), а окружающий современного токийца словесный мусор — с поп-песенками и англоязычной рекламой. Но простые читатели были в восторге — по той же самой причине.

Во вступительной статье переводчик Дмитрий Коваленин жалуется, что японскую иероглифическую поэзию в принципе невозможно, сколько ни старайся, передать европейскими буквами. Но его собственная работа, к счастью, опровергает его же пессимизм. "Хочу наедаться и не толстеть!" / — кричит мне реклама. Я тоже / хочу быть любимой и не любить / за это" — что здесь специфически японского? Видимо, чтобы читатель все-таки не забывал, с кем имеет дело, "Коровакниги" издала сборник двуязычным, с иероглифами на левой части разворота. Вышло красиво и загадочно, как настоящее произведение "бук-арта". Японцы используют "Именины салата" как гадательную книгу. Русским читателям это тоже смело можно рекомендовать.