Во власти стихии - Фото №0
Во власти стихии - Фото №1
Во власти стихии - Фото №2
Во власти стихии - Фото №3
Во власти стихии - Фото №4
Во власти стихии - Фото №5
Time Out

«Во власти стихии». Испытание океаном

Сбежать из дома в шестнадцать лет, облазить полмира и быть недовольной, потому что успела увидеть так мало — в этом вся Тэми Олдхэм. Девушка-непоседа, девушка-ураган. Ее ровесницы вьют тихие уютные гнездышки на техасских фермах — она же мечтает о кругосветке и о том, чтобы прыгнуть со скалы в открытое море. И вот мечта становится явью: Тэми встречает парня, такого же безбашенного, как она сама. Правда, Ричард в кругосветку уже ходил — и собирается снова. Как не влюбиться в него?! И мисс Олдхэм влюбляется, а, влюбившись, отправляется с ним переплывать океан (у парня задание перегнать яхту с острова Таити в Сан-Диего). Приключение обещает быть милым: красавец-океан, закаты, восходы… Впрочем, оба понимают, что для отношений это серьезное испытание. 

История Тэми и Ричарда — история реальная. В 1983-м году пара вышла в Тихий океан и «познакомилась» с Реймондом — самым жутким ураганом за несколько десятилетий. Каким-то чудом яхта осталась на плаву, хотя могла лишь дрейфовать. Штурвал и рация не работали, воды и еды было мало. Началась битва за выживание. 

Об этой битве Тэми Олдхэм напишет книгу, она же утвердит сценарий, в основе которого ее собственный дневник — так что будьте уверены, что всю информацию вы получите, что называется, из первых рук. Повезло фильму и с режиссером: по факту, исландец Бальтасар Кормакур снимает уже третий проект, основанный на реальных событиях и связанный с темой выживания. (Так, в 2012-м его «Пучина» — фильм о рыбаке, потерпевшем кораблекрушение — выдвигался на «Оскар». а в 2015 «Эверест» открывал Венецианский фестиваль). Важно и то, что Кормакур — яхтсмен мирового уровня, так что он не просто разбирается в терминах, но способен почувствовать (и передать) малейшее движение яхты, понять ее характер и ее капризы. 

Впрочем, «Во власти стихии» — это не только «выживание в океане». На самом деле, у нас здесь два фильма в одном — разных по жанру и настроению. Первый — история любви (точнее, влюбленности), беззаботная морская пастораль: поцелуи на берегу океана, танцы на фоне заката, томная лилия в волосах и так далее. 

Часть вторая — гораздо более жесткая. По сути, это ода сильной женщине, для которой горящие избы и скачущие кони всего лишь разминка. Она, леди нашего времени, и мачту своими хрупкими пальчиками на место поставит, и любимого из океана выловит, если понадобится. И вместо лилии в волосах у нее мужская бандана. Потому что время красивости миновало — дело надо делать, а не собой любоваться. Она же, хрупкая леди нашего времени в замызганных трусиках, команду морпехов легко заменит… Впрочем, я отвлекалась. 

Так вот: сталкивая эти два фильма, чередуя их между собой, Кормакур добивается вполне приличного баланса сахара и соли. Существуй эти две истории по отдельности, «пляжная пастораль» казалась бы слишком приторной, а противоборство с океаном слишком однообразным (за 40 с лишним днем дрейфа с яхтой и ее обитателями ничего не случается: на море штиль, в головах тоже…) Но, по счастью, счастливое прошлое и тревожное настоящее идут в картине Кормакура рука об руку, то и дело сменяя друг друга — и этот ход очень многое сглаживает. 

Что касается актеров, то тут ситуация следующая: Сэм Клафлин обаятелен, бородат и тонок, поэтому на роль бродячего прекрасного принца вполне подходит. Тем более что в части второй у этого принца задача одна — быть мебелью на фоне прекрасной и сильной дамы, коей и является героиня Шейлин Вудли. Правда, с самой «дамой» всё несколько сложнее: Шейлин не боится быть некрасивой, не боится испачкаться или подпортить маникюр (что очень здорово), но органика ее несколько специфична — поэтому и принимают ее не все. Но уж если вы ее принимаете, то примите и сам фильм, ведь «Во власти стихии» — это бенефис одной актрисы. А океанские красоты и бородатые прекрасные принцы — всего лишь фон.