DJs Dirty Funker, Тим Кустоff, Роман Пушкин

О событии

Dirty Funker Глэнси - лучшая иллюстрация недооцененного диск-жокея и просто приятного парня.

Каталог discogs.com — единственный источник в мире электронной музыки, которому можно доверять с закрытыми глазами, потому что он не дает оценок, а лишь представляет алфавитный список артистов с информацией о выпущенных релизах. Так вот discogs.com ошибся: перепутал шведа Эрика Призда с англичанином Полом Глэнси, известным под псевдонимом Dirty Funker. Хотя известность, пожалуй, тут относительна. В отличие от поп-музыки, где рожица исполнителя паровозиком везет за собой череду песен-хитов, продюсеры-электронщики и диск-жокеи занимаются, по сути, прикладным анонимным ремеслом. Американский техно-гуру Green Velvet и вовсе считает, что профессия диджея ничем не отличается от профессии водопроводчика или уборщицы, и слава лишь мешает им честно выполнять свою работу. Мало, что ли, в Москве таких клубных водопроводчиков, о существовании которых знают только родители да еще те триста человек, чьи телефоны хранятся в их записных книжках? Никакой регламентирующей инстанции здесь нет.

Диджей Роман Пушкин, например, вполне мог бы возопить голосом фрекен Бок: «Ну чем я хуже культового Санчеса или высокооплачиваемого Коли?„ Вместе с Тимом Кустовым Пушкин возил в „Зону“ Тома Миддлтона и Дейва Ли, владеет агентством „Moscow Танцпол“, часто гостит в Лондоне и даже выпускает за границей собственную музыку. С месяц назад „Moscow Танцпол“ обосновалось в „Моветоне“, где в ближайшую субботу Пушкин выставит за вертушки своего приятеля — того самого Пола Глэнси, перепутанного с Приздом.

Dirty Funker Глэнси — как раз лучшая иллюстрация недооцененного диск-жокея и просто приятного парня. В конце 80-х он пересекался с Bomb The Bass, подсадившими его на клубы и электронику, в 90-е основал собственную контору Spirit Recordings, в 1998-м продал трехсоттысячным тиражом пластинку „Gym N Tonic“, изданную им под псевдонимом Space Dust. Сейчас Глэнси в основном промышляет ремиксами на рок-классику, которые выпускает малыми партиями под графой “for promotional use only», и с гордостью вспоминает о том, как пару лет назад Бой Джордж стрельнул у него сигаретку. Музыка Глэнси — рифленый и усатый, как презерватив, электро-хаус, обладающий огромным радиопотенциалом. На вопрос, почему Dirty Funker в Англии известен только узкому кругу, как и Роман Пушкин в России, Пол отвечает, что хочет оставаться в андерграунде. Лукавит он или нет, но слушать поп-электронику из-под рук хорошего скромного человека гораздо правильнее, чем бегать за знаменитостями. И тот факт, что Пол Глэнси попадет в рай, вызывает меньше сомнений, нежели участь Дэвида Гетты и Эрика Призда.