Ноев ковчег

О спектакле

Старинный спектакль Сергея Образцова, восстановлен с религиозным подтекстом - вместо предыдущего политического. Смеясь над высшими существами, авторы на самом деле беспощадно высмеивают человеческие характеры.

Когда "Ноев ковчег" впервые вышел в 1968 году, политический подтекст спектакля Сергея Образцова был очевиден, а герои легко узнаваемы. Сегодня и то и другое распознаешь уже с трудом. Тема партийной номенклатуры перестала быть острой, тайной и опасной - поэтому в нынешней версии на первый план выходит богохульство, а этого, надо думать, авторы оригинальной постановки хотели меньше всего. Сюжеты апокрифов здесь словно бы прочитаны жутким циником, а уж потом изложены зрителю в формате детского спектакля. Правда, сами насмешки сравнительно невинны, как, например, эпизод оскопления ангелов Господних: хор низких голосов Божьих приспешников под странные манипуляции Бога в воздухе делается все тоньше и тоньше, пока не становятся слышны высокие ангельские голоса. Ной - пьяная кукла, Господь и архангел Гавриил - потешные маски. Кажется, это и не кощунство вовсе - смеясь над высшими существами, авторы на самом деле беспощадно высмеивают человеческие характеры.

Правом на постановку этой пьесы, одной из самых любимых у Образцова, теперь обладает созданный им театр. Восстановление спектакля приурочено к 105-летию мастера и 75-летию театра на Самотечной. И как памятник великому кукольнику он смотрится куда интереснее и актуальнее, чем в качестве ретрооткрытки из эпохи государственного атеизма.