Один в зеркале

О книге

История, которую рассказывает Ольга Славникова, проста и, увы, достаточно типична для 90-х годов. Способный математик Антонов, преподаватель университета в крупном областном центре (его название не указано, но понятно, что это родной для писательницы Свердловск-Екатеринбург), в наступивших новых временах оказывается никому не нужен со своей математикой. Тщетно сидит он по вечерам над монографией, которой никогда не суждено стать докторской диссертацией. Ведь недаром сказано в Библии: если соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Зато его жена Вика, некогда слывшая непроходимой дурой (она на 15 лет моложе мужа и была его студенткой), прекрасно укоренилась в новой жизни. Ее по блату устроили в какую-то фирму, торгующую холодильниками-пылесосами, и там она во всю развернулась. В первую очередь потому, что правильно сориентировалась и закрутила роман с шефом, которого автор называет просто осьминогом. Осьминог с Викой попадают на его машине в аварию, и бедный математик обнаруживает, что об этой интрижке знали все, кроме него, и ничего не говорили просто потому, что давно воспринимали как пустое место.

Но эта книга, разумеется, не о банальном адюльтере. Она о распавшейся связи времен, о метафизической пустоте, расползающейся по некогда плотной до ороговения ткани советского бытия. Роман не даром открывает затеянную Риполом Библиотеку клуба метафизического реализма. Метафизичен он до крайности. Какой-то чуждый, иностранный двадцать первый век размечает живую территорию своими еще не живыми вкраплениями Может быть, впервые в человеческой истории будущее наступало как небытие, как раннее мертвое утро, так реагирует Антонов на здравое, в сущности, замечание коллеги, что хорошую работу надо теперь искать в специальных рекрутинговых агентствах.

Собственно, сюжет в книге вообще не главное. Он лишь едва проглядывает из-под удачных метафор, неожиданных сравнений и тонких, отстраняющих наблюдений, которыми до отказа насыщена каждая страница. Недаром сразу после первой журнальной публикации романа в 1999 году один критик назвал его голографическим реализмом, имея в виду, что каждый кусочек голограммы несет в себе не часть изображения, но все изображение целиком. Правда, долго любоваться на голограммы удовольствие специфическое, не всем доступное. Но Ольга Славникова сама заявляет, что на всех и не рассчитывает.

Спецпроект

Загружается, подождите ...