Моцарт. Симфонии №40 & №41

О альбоме

У Марка Минковски получился юный, горячий, даже горячечный Моцарт. Он кипит и пенится. Темпы стремительны, оркестр звучит чрезвычайно легко, фактура тем более слитна, чем быстрее темп.
У Марка Минковски получился юный, горячий, даже горячечный Моцарт. Он кипит и пенится. Темпы стремительны, оркестр звучит чрезвычайно легко, фактура тем более слитна, чем быстрее темп. Ритмическая манера импульсивна, но находится в русле равномерного отсчета времени. Контрасты значительны, но нигде не дорастают до того, чтобы поразить или заставить задуматься.

Страсть слышна не в звуке, она скорее пролита поверх музыки ровным и умеренным слоем. В общем, я не понимаю, зачем Минковски играет именно эту музыку, и для себя даю на запрещенный вопрос запрещенный ответ: год Моцарта! Но - как же презумпция невиновности артиста, который хотел как лучше? Видимо, Минковски имел в виду не то, что у него прозвучало. Ведь зачем-то ему надо было гнать и барабанить обе симфонии, зачем-то нужны были эти низколетящие взлохмаченные облака, зачем-то он торопился рассказать мне о Моцарте, захлебываясь ауфтактами и сбивая в страдальческий гоголь-моголь оркестровую текстуру.

Дирижер: Марк Минковски