Спи, милый принц

О книге

Новый роман Дэвида Дикинсона о британском Фандорине - бывшем офицере-контрразведчике лорде Фрэнсисе Пауэрскорте.

Осенью 1891 года принц Уэльский Альберт-Эдуард, будущий король Эдуард VII, начал получать письма с неясными угрозами в адрес своего старшего сына, принца Эдди. Стареющему бонвивану было не до того, но он приказал своим приближенным разобраться. Вызвали лорда Фрэнсиса Пауэрскорта — бывшего офицера-контрразведчика, служившего в Индии. Не успел тот войти в курс дела, как обстоятельства круто переменились. Первенец наследника был жестоко убит прямо в королевской резиденции, замке Сандринхем, — его нашли в постели с перерезанным горлом. Перед сиятельным детективом встала вдвойне непростая задача: найти дерзкого убийцу и при этом тщательно скрыть сам факт гибели внука королевы, выдав ее за смерть от гриппа.

Скоропостижная кончина двоюродного брата Николая II и прямого наследника британского престола — исторический факт. В тексте воспроизводятся подлинные бюллетени о состоянии здоровья принца Эдди, публиковавшиеся в тогдашних газетах (автор уверяет, что они были написаны заранее в один присест, когда наследник был уже мертв). Эта неожиданная смерть оказалась настоящим подарком для любителей конспирологических теорий; Дэвид Дикинсон, ранее сделавший для ВВС цикл передач об истории английской монархии, приводит их все, а в конце дает свою версию — весьма нелестную для августейшего внука.

Но главное здесь — не грязное белье семьи Виндзоров и не довольно прямолинейный детективный сюжет. Дикинсон в своей книге тщательно воспроизводит атмосферу заката Викторианской эпохи: порхающее из уст в уста обращение «ваше лордство» и цитаты из Шекспира, старые аристократки, не желающие принимать премьер-министра по причине его худородности, чай из тонких чашечек и тайные мужские бордели. Сам писатель рассказал об этом Time Out Москва так:

Чем вас привлек конец Викторианской эпохи?

Это было время невероятных перемен. Уже появились телеграф, пулемет, железная дорога. Началась «битва дредноутов» между Великобританией и Германией. Я думаю, в России в это же время происходило то же самое, и весь этот прогресс создавал такое же напряжение в обществе, как и в Англии.

Ваш герой сравнивает свою возлюбленную с Анной Карениной, а себя — с Вронским. Толстой в ту эпоху был в моде — или вы сами к нему неравнодушны?

Пауэрскорт видит леди Люси на улице в прекрасных мехах и сравнивает ее с Карениной, потому что на обложке первого английского издания этого романа была изображена молодая дама, до шеи завернутая в манто. «Война и мир» всегда была невероятно популярна в нашей стране. И всегда была одной из моих любимых книг. Я только что прочитал великолепную книгу «Жизнь и судьба» Василия Гроссмана — и она тоже вошла в число моих любимых.

У нас популярны ретродетективы Акунина о сыщике-джентльмене Фандорине, современнике вашего Пауэрскорта. Вы их читали?

Пока нет, но скоро я это наверстаю. Мои английские издатели решили перезаказать обложки книг про лорда Пауэрскорта и в качестве приблизительного образчика дали дизайнеру обложки английских книг Бориса Акунина! Я уже видел пару новых вариантов, и два этих джентльмена — Фандорин и Пауэрскорт — определенно похожи друг на друга!