Детский проект Людмилы Улицкой

О событии

Вышли первые четыре книги из "Детского проекта Людмилы Улицкой", направленного на развитие у детей толерантности.

От "Детского проекта Людмилы Улицкой" остается чувство, что пришел он из другого мира - с планеты, где вещи бывают безупречны. Каждая книга красива во всем: от общего дизайна до последней иллюстрации. Но главное - это какая-то взвешенность и продуманность суждений, которая присутствует во всех книгах, несмотря на разное авторство. А темы-то для разговора очень даже непростые выбраны.

Например, "Большой взрыв и черепахи" Анастасии Гостевой рассказывает о разных верованиях. Начинается книга как увлекательная детская сказочка: таинственный дом, странный профессор и мальчик Кирилл, который из любопытства забирается в удивительное жилище. Чудаковатый старик оказывается Координатором, его задача - следить за тем, чтобы народы не ссорились из-за своих богов. Дом профессора напичкан мифологическими предметами, растениями и существами. И пока Кирилл глазеет по сторонам, Координатор кратко излагает космогонические мифы разных народов. Где-то среди них, на равных правах, затесался и научный миф, который Гостева низводит с пьедестала. Все недоказуемо - и вера в идеи Дарвина ничуть не лучше шаманских культов. Это и впрямь настоящий урок толерантности.

Урок второй заключен в книге Веры Тименчик. "Семья у нас и у других" рассказывает о дружбе все того же Кирилла с абхазским мальчиком Даутом. И опять же все сделано очень тонко. Тименчик не только смотрит на семью Даута глазами Кирилла, который удивляется жесткому патриархату, но и глазами Даута на семью Кирилла. Только представьте, насколько дикой может показаться абхазскому мальчику разведенная женщина, которая приводит в дом нового бой-френда. "На полях" этой поучительной истории - информация о разных семейных устоях, в том числе о многоженстве и гомосексуальных браках.

Третья и четвертая книги - скорее информативны, чем поучительны. В "Путешествии по чужим столам" Александры Григорьевой можно прочитать о самых экстравагантных блюдах, о разнообразных системах питания и о трансгенных продуктах, неприязнь к которым автор тоже считает вариантом ксенофобии. Кстати, именно в книге Григорьевой отмечена граница толерантности. Среди разнообразного "можно" возникает главное "нельзя": "люди не должны есть людей" - ни в прямом, ни в переносном смысле. Все остальные пищевые привычки - равны.

А "Ленты, кружева, ботинки..." Раисы Кирсановой посвящены, как можно догадаться, истории костюма. И как только люди не одеваются - диву даешься. Ну да ладно, и пусть себе одеваются, как им угодно. И некрасиво, и смешно - авторы книг мягко, но последовательно объясняют, что у цивилизованного человека даже самая нелепая одежка не может вызвать неприязни - только доброжелательное любопытство.

Спецпроект

Загружается, подождите ...