The Bays

О событии

Второй визит в Москву группы, не выпускающей альбомы и играющей исключительно импровизированные концерты.

Перед вторым визитом в Москву диджей Саймон Ричмонд, участник группы The Bays, объясняет почему их считают врагами рекорд-компаний.

Ваша концепция — никогда не выпускать альбомы и играть импровизационные концерты — похожа на вызов индустрии звукозаписи и музыкантам, которые раз за разом воспроизводят с ноутбука одни и те же треки.

Нет, мы не протестуем, мы лишь воздаем дань истории. Период, когда музыку записывают и продают как товар, всего лишь маленькое пятнышко в многовековой истории музыки как живого искусства. Просто это лучший способ показать людям то, что нам кажется наиболее интересным и захватывающим — миг творчества.

Если нет вызова, то, может, есть некий посыл?

Мы хотим просто показать музыку такой, какая она есть — живой, принадлежащей моменту, который никогда не повторится. Само исполнение и есть результат, произведение. Мы опровергаем сложившееся мнение, что музыка — это упакованный продукт, который можно купить.

Окружающий мир для вас — источник вдохновения или, наоборот, музыка — это параллельная вселенная?

Наша музыка рождается где-то на уровне инстинктов и окружающий мир, конечно же, на нас воздействует. Мы черпаем вдохновение отовсюду — из залов, где играем, от людей, которые туда пришли. Мы с Джеми Оделлом еще и диджеи, поэтому энергетический обмен с публикой у нас больше похож на тот, что бывает у диджеев, а не у живой группы.

Вам больше нравится, когда люди на ваших концертах танцуют или просто слушают и наблюдают?

Мы хотим, чтобы людям понравилось, как выстраивается драматургия концерта, и то, что музыку создают прямо у них на глазах. Если людей это трогает, их реакция в свою очередь вдохновляет нас — таким образом, каждый зритель нам помогает. Это здорово, когда люди буквально встают на уши, но у нас было много чудесных выступлений в тихих, более «эмбиентных» местах — все зависит от людей и от обстановки. Но вообще мы больше любим, когда толпа сходит с ума (смеется).

Импровизация считается чисто джазовым атрибутом, — есть ли у вашей музыки джазовые корни?

Наша импровизация не очень похожа на джаз — мы не играем соло, у нас нет этой джазовой практики, когда все музыканты по очереди выходят на передний план. Мы любим создавать единый, коллективный грув. Какие-то из наших корней, конечно, уходят в фанк, но другие идут в минимал-техно, краут-рок, эмбиент и драм-н-бас. Наш джем — это вообще отдельный момент: между нами возникает восхитительное чувство связи и взаимопонимания. Это, определенно, что-то подсознательное, мы даже не смотрим друг на друга, когда мы на сцене.