Я — Мейерхольд

О спектакле

Фестиваль, посвященный Всеволоду Мейерхольду: чтение новой пьесы о нем, тематическая выставка и театральный альманах от восьми коллективов Москвы и Петербурга.

Юбилеи дают повод не только попраздновать, но и еще раз подумать, почему время идет, а юбиляры не дают о себе забыть даже век спустя. В прошлом году праздновали 150 лет Станиславского, которого чествовали как создателя, основоположника, классика. А 9 февраля исполнилось 140 лет со дня рождения Мейерхольда, за которым закрепилась слава ниспровергателя, революционера и авангардиста. А разница-то — десять лет всего. Один был учителем другого. Свои первые театры они открыли и вовсе с разницей в четыре года: Станиславский — в 1898 МХТ в Москве, а Мейерхольд в Херсоне «Товарищество новой драмы» в 1902. И оба создали новый русский театр, в многообразии форм развивающийся и поныне.

Центр имени Мейерхольда будет праздновать юбилей Карла Казимира Теодора, восьмого ребенка пензенского винозаводчика, в крещении принявшего имя Всеволод, целую неделю. Начнет в понедельник 10 февраля с открытия выставки, ему посвященной, и с презентации (19.00) новой пьесы Елены Греминой о полной событий личной и театральной жизни юбиляра, которого она называет «Моцартом, всегда пытавшимся быть Сальери». Роль Есенина автор предложила поэту Андрею Родионову, а Мейерхольда сыграют несколько исполнителей, имена которых держаться в секрете.

А 15 февраля пройдет «Театральный альманах. Мейерхольд», в котором свое видение роли великого режиссера-новатора представят театры, в которых именно сейчас происходят перемены: «Гоголь-центр» и его создатель Кирилл Серебренников, «Центр драматургии и режиссуры и его новый руководитель Клим, Театр им. А.С. Пушкина и худрук Евгений Писарев, «Практика» и Иван Вырыпаев, Театр на Таганке и «группа юбилейного года». Большой драматический театр им. Товстоногова (Санкт-Петербург), возглавленный в этом году Андреем Могучим, делегировал в Москву группу молодых актеров с новым для театра режиссером Борисом Павловичем. Организаторы альманаха уверены: «Высказывания сегодняшних режиссеров о Мейерхольде сложатся в коллекцию театральных идей, определяющих лицо российский современного театра».

Авторы альманаха рассказали Time Out, чем им дорог Мейерхольд

 

Евгений Писарев (Театр им. Пушкина)

«Как руководитель театра, наследующего Камерный театр, я сейчас активно занят изучением наследия Таирова и нахожусь под его определенным влиянием. Высказывание нашего театра едва ли напрямую будет связано с Мейерхольдом. Скорее оно будет попыткой разобраться, что же Мейерхольд противопоставлял Камерному (врагом которого был и который требовал закрыть, вообще-то), и что можем мы, как «наследники» Таирова, обнаружить объединяющего наш театр с мейерхольдовским. Казалось бы, более далеких художников найти сложно: Мейерхольд всегда был невероятно чуток к «голосу улицы», слышал время, в хорошем смысле чувствовал моду и даже ее опережал, был невероятно социален. А Таиров строил в своем театре реальность, абсолютно оторванную от происходящего за стенами театра. Но мне кажется, объединяющее звено для театров Таирова и Мейерхольда есть — выразительность актера. Вот на ней мы и планируем сделать акцент».

Иван Вырыпаев («Практика»)

«Признаюсь честно, я не очень хорошо знаю творчество Мейерхольда, я больше читал о его судьбе, и той трагедии, которая с ним случилась. Конечно в институте я изучал его творчество, я даже посещал занятия педагогов, которые играли в спектаклях Всеволода Эмильевича, но глубокой связи с этим выдающимся художником, я до этого времени как-то не ощущал.  Может быть, в результате подготовки к альманаху, я  смогу поглубже почувствовать этого великого художника».

Борис Павлович (БДТ, Санкт-Петербург)

«Основная интрига участия БДТ в Альманахе: БДТ — пожалуй, максимально исторически неблизкий мейерхольдовскому театр. Ведь Большой драматический возник как антитеза Мейерхольду. С другой стороны, теперь БДТ руководит Андрей Могучий. То есть в театр, который «Мейерхольда не видел» и создан был ненавидящим Мейерхольда Луначарским, пришел человек из «мейерхольдовской версии» русского театра. Основная идея нашего высказывания (сочиненного коллективно, в первую очередь с Андреем Могучим и Светланой Щагиной): множественность театральных методов всё равно ведь в исторической перспективе своей работает на создание одного — живого театра».