Машенька
Time Out

О спектакле

Искренняя инсценировка первого романа Набокова от молодого режиссера Ивана Орлова.

Недавний выпускник мастерской Леонида Хейфеца (РУТИ-ГИТИС), режиссер Иван Орлов не сам выбрал для постановки ранний роман Набокова «Машенька». Его собирался выпускать его однокурсник Александр Суворов. Но он погиб, и друг решился продолжить начатое им дело.

Спектакль получился очень искренним и про то, что зацепило за живое самого Орлова,— про первую любовь. Подробно описанный автором временный быт убогого берлинского пансиона — промежуточного приюта для не закончивших свой «бег» русских эмигрантов — сценограф Алексей Лобанов «набросал» несколькими ключевыми деталями: креслом-качалкой или железной кроватью...

Они легко исчезают из поля зрения публики, когда та оказывается в пространстве памяти главного героя, начинающего писателя Льва Ганина (Иван Ивашкин). А память эта наполнена образами Машеньки, девочки-подростка, в которой влюбленность в Ганина пробудила женщину. И которая стала для него и первой любовью, и первым испытанием, и счастьем, и чувством потерянной Родины.

Именно с появлением на сцене Машеньки в исполнении Надежды Лумповой — непосредственной, свежей, по-детски еще порывистой — тактично иллюстрированная до того момента проза оживает. Завязывается дивный дуэт: нетерпеливые взгляды, случайные и неслучайные прикосновения, капризы и первые обиды — все, чего никогда не забыть и никогда не вернуть. Трагизм же этого «никогда» обнажается в судьбе другого персонажа. Владас Багдонас мощно играет неприкаянного старика Подтягина, бывшего поэта, потерявшего родину, свой дар и, наконец, свой паспорт — последнюю надежду уехать из постылого пансиона. Смерть становится его освобождением.

Молодому режиссеру удалось из актеров разных поколений и школ собрать ансамбль, в котором, не нарушая общую мелодию, каждый сумел сыграть что-то очень важное о себе.