Монтесума

О альбоме

Партитуру "Монтесумы" обнаружили лишь четыре года назад (до того о ее существовании говорило только либретто) и, конечно, очень радовались, что теперь опер у Вивальди уже не 47, а 48.
Партитуру "Монтесумы" обнаружили лишь четыре года назад (до того о ее существовании говорило только либретто) и, конечно, очень радовались, что теперь опер у Вивальди уже не 47, а 48. Мировая премьера сыграна и спета в привычной сегодня манере. Оркестр маленький и очень жилистый, а голоса у певцов довольно большие, почти оперные, и утрированно подвижные. Это придает дополнительный комизм и подчеркивает искусственность прикладной музыки, идеально заточенной 250 лет назад под восторги юной буржуазии. Вивальди всегда идет самым прямым путем, не дает слуху зацепиться за разные композиторские ухищрения и нарезает музыку большими грубыми кусками. Стиль прозрачен настолько, что оперы Вивальди даже в сравнении с его нехитрыми скрипичными концертами кажутся простыми. Что глубоко оправданно: инструментальная музыка писалась для знатоков и ценителей-полупрофессионалов, а оперы — для городской публики, в ту пору уже начавшей заполнять общедоступные театры в Риме, Венеции, Флоренции. С непривычки под оперу Вивальди можно заснуть. Она звучит одинаково от начала до конца, но не надо забывать, что от композитора тогда хотели только одного — хорошего и податливого материала для певцов и постановщика. Арии любви, ненависти, мести, радости, отчаяния модных тогда "индейцев" раскладываются искусным пасьянсом, а у рыжего попа в нужный момент в рукаве всегда отыскивается пятый туз.

Спецпроект

Загружается, подождите ...