Москва
Москва
Петербург

Железный человек

u u u u u Мнение редакции
Андреас Эшбах в своем новом романе выворачивает наизнанку миф XX века о совершенном убийце-киборге.

Современная немецкая литература не в моде. Наследников Манна и Гессе по сравнению с американскими, французскими или английскими коллегами не знают и не читают — за одним-единственным исключением: Андреас Эшбах. Во всяком случае, в России всего за несколько лет вышли пять его книг и сейчас выходит шестая. Удивляться не приходится: выпускник Штутгартского университета, программист и глава IT-консалтинговой компании в своих романах демонстрирует незаурядную изобретательность.

"Железный человек" — еще одно подтверждение того, что Эшбах всякий раз пытается "общие места" и устоявшиеся приемы палп-фикшн преподнести в неожиданном ракурсе. Вроде бы роман написан на избитую тему. Эшбах сам указывает на возможные ассоциации со своим супергероем, в первую очередь — это "Терминатор" и "Универсальный солдат" в кино. Но герой, может быть, и тот же, да ситуация другая. И это в корне меняет дело.

Итак, готовясь к войне в Персидском заливе, американцы разрабатывают проект "Железный человек". Это программа по созданию киборга, то есть солдата, напичканного разного рода техническими усовершенствованиями. Тут тебе и титановая рука, и искусственный глаз (он же бинокль и прибор ночного видения), и даже миниатюрная атомная электростанция. Но от проекта пришлось отказаться — киборг не оправдал надежд. Он нестабилен, непредсказуем, а главное — стареет, как и всякий человек, и перестает справляться с вживленной в него техникой. Несостоявшихся терминаторов отправили на пенсию.

Один такой пенсионер — Дуэйн Фицджеральд — главный герой романа. Супергерой в отставке, стареющий терминатор, с каждым днем все сильнее чувствующий, как его высокотехнологичный организм постепенно приходит в негодность. Уже свежо, но этим дело не ограничивается. Фицджеральд робок и застенчив. Наделенный благодаря одному из имплантантов замечательной способностью по своему желанию в любой момент вызывать у себя эрекцию какой угодно продолжительности, он так и не может воспользоваться этим радующим даром. Впрочем, не только им. Он вообще должен скрывать богатство своих возможностей. И потому приговорен к бездействию — что может быть хуже для существа, созданного сражаться и побеждать?

Это бездействие подчеркивается всем построением романа. Эшбах намеренно нарушает все законы остросюжетности. Герой идет не от победы к победе, а от поражения к поражению. Собственно, в этом и смысл книги. Фицджеральд, коротая время за чтением философов, находит утешение в трудах Сенеки. Римский стоик становится его кумиром — ведь он учит науке умирать, осмысленно принимать смерть, поскольку она остается единственным способом самоутверждения. И — удивительное дело (!) — книга, начинающаяся как комедия о сверхчеловеке и гимном высоким технологиям, оборачивается недвусмысленным прославлением ценностей старомодной морали и культуры.
Железный человек
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация