Вадим Захаров «Пляска мертвых языков»
Time Out

О событии

Великолепно выступивший на Венецианской биеннале Вадим Захаров вывел на подиум старушек с колясками и вспомнил, как умирали языки йола, ваппо и бо.
Все течет, все меняется, но пляски мертвых пугают иногда меньше, чем ростки нового. Тем более когда уходящая натура выглядит так стильно, эффектно и одета по последней моде: и скелеты на стенах, и пожилые красивые дамы, катящие коляску по подиуму, подтверждают блестящую репутацию ЦУМа и великолепно выступившего только что на Венецианской биеннале художника Вадима Захарова.

Не портят вида и торчащие из стен розовые пластиковые язычки, и описания языков, о существовании которых впервые слышишь, и оттого трудно расстроиться, узнав, что близкий родственник немецкого — йола — исчез в середине XIX века, последний носитель ваппо Лора Фиш умерла в Сомерсале в 1990 году, а бо продержался до 2010-го — благодаря 85-летней Боа Ср, проживавшей на Андаманских островах. Зато будущее звучит более чем определенно — не только текстом на стене, но еще и из коляски (в которой и различишь только — помимо голоса — огромные ботинки).

Печалиться не о чем: справились человек и природа со всеми перечисленными на стенах языками, а также и последними говорящими на них — справятся и вот с этим не имеющим пока названия «Хэзэ. Но факин айдиа. Нам хватит. Прокачаем как надо». Скелету костюм не нужен…