Хроники Раздолбая. Похороните меня за плинтусом-2
Time Out

О книге

Павел Санаев выпустил новый роман, который выдает за продолжение «Похороните меня за плинтусом».
Сразу стоит развеять маркетинговый миф: «Хроники Раздолбая» — в той же степени продолжение «Плинтуса», в какой роман «Санькя» Захара Прилепина — продолжение его «Патологий». То, что в одном тексте описывается «революционный опыт», а в другом — чеченская война и два эти опыта принадлежат автору, еще не делает одну книгу продолжением другой. То же и с Санаевым. «Хроники Раздолбая» — не сиквел, а отдельный самостоятельный роман, который, более того, является не законченным произведением, а первой частью дилогии, окончанием которой станут «Хроники Раздолбая-2». И единственное, что связывает новую книгу с «Плинтусом», — ее автобиографичность.

Если внимательно изучить интервью Павла Санаева, розданные по случаю выхода книги, а потом фильма «Похороните меня за плинтусом», то выяснится, что в новой книге автор снова пишет о том, что знает лучше всего, — о самом себе. Кратко изложив детство главного героя: мама — учитель музыки, когда сыну было три года, она развелась с его отцом, а недолгое время спустя вышла замуж за «дядю Володю», который занимал высокий пост в издательстве, — он переходит к взрослению героя. Пубертат, первая эрекция, влюбленность в старших классах в девочку по прозвищу Цыпленок, начало взрослой жизни, первая взрослая любовь к девушке Диане, поиски Бога и потеря девственности. Никакой монструозной бабушки, запомнившейся всем по «Плинтусу», здесь нет и в помине (с маленьким Раздолбаем в детстве сидела старушка-няня), дядя Володя похож на Ролана Быкова разве что уравновешенностью и твердостью характера. Зато некоторые коллизии жизни главного героя опознаются как павлосанаевские лично, не раз описанные им в признательных интервью. Метания по поводу того, как называть отчима («Я не называл его никак и умудрялся избегать не только прямого обращения, но и окончаний глаголов: “Там кто-то звонит. Ужин на столе. Что было на съемках?”»). Попытка осознать свое место в треугольнике «мать – сын – отчим»: «Когда мы только начинали жить вместе, мне показалось, что они ссорятся на кухне. Я решил сразу занять мамину позицию: “Мама, что бы ни случилось, я на твоей стороне!”. И получил от Ролана Антоновича по мозгам: “Запомни, мы не ссоримся, а решаем проблемы”», — практически слово в слово эта сцена вошла в роман. Есть и другие автобиографические черты: раздумья, куда податься после школы (Санаев выбирает сценарный факультет ВГИКа, его герой — профессию художника), где брать денег, чтобы не зависеть от родителей, переезд в отдельную квартирку, имя друга Маряга.

Единственное, чего в этом романе нет, — виртуозного психологического драйва, на котором благодаря бабушке держался «Плинтус». И вымученный «веселый трындеж», в котором упражняются Раздолбай со товарищи, 500-страничный роман не спасает.