Игорь Шелковский "Пунктир и линия"

О событии

Программу о самых неизвестных знаменитостях 60-80-х в фонде "Эра" начали с большой выставки Игоря Шелковского.

Игоря Шелковского не зря именуют "легендой советского нонконформизма". Именно он сидя в Париже в конце 70-х издавал на русском языке первый (!) цветной (!!) интеллектуальный (!!!) журнал "А-Я", посвященный отечественному авангарду прошлого и андерграунду тогдашнего настоящего. При этом как художник он долгое время оставался в тени своего детища — тем более что по соображениям профессиональной этики никогда не печатал в своем журнале статей о себе. Выставка Шелковского в фонде поддержки визуальных искусств "Эра" открывает новую программу "Прошедшее совершенное", в рамках которой предполагается показывать как раз таких мастеров второй половины ХХ века, чьи имена более известны, чем их реальные работы.

А мастером Шелковский оказался изрядным; всегда работал с чистой формой и чистым пространством, не поддаваясь ни на какие социальные уловки своего времени. Его скульптуры, сделанные из палочек и брусочков, на первый взгляд похожи на технологические каркасы, которые монументалисты изготавливают для того, чтобы глина или гипс лучше держались. Шелковский на этом этапе и останавливается, позволяя взгляду зрителя проникать через объемы, которые в принципе должны быть непрозрачными.

При входе в выставочный зал зрителя встречает милая псина с гордо стоящими ушами и весело болтающимся хвостом, сделанная из простых и незатейливых железных планок. А вот железный живописец энергично шагает с мольбертом, гордо закинув голову вверх. Наверное, это художник-реалист, который собирается нарисовать какой-нибудь красочный букет. Букет тоже есть — он представляет собой конструкцию, сделанную из деревянных реек, выкрашенных красной краской. Для такого стиля есть одно простое и ясное определение — минимализм. Однако американские минималисты стремились к такому качеству отделки своих работ, чтобы ничто не намекало на то, что их делали человеческие руки. А их русский собрат Игорь Шелковский, всегда тщательно добивавшийся идеально построенной композиции, намеренно оставляет поверхность своих скульптур такой, чтобы казалось, будто ее изготовил какой-нибудь неловкий дачник в своих не очень понятных целях. Такой "рукотворный" подход к работе выдерживается от его скульптур 70-х годов вплоть до двухтысячных, когда уже не возникает никакой проблемы с покупкой инструментов, позволяющих довести качество оформления до уровня IKEA.

Вдобавок оказалось, что Шелковский — настоящий классик, к тому же мастерски владеющий и живописью, и графикой. Особенно хороши рисунки обнаженных дам, сделанные одним движением не знающей ошибок руки. А его прозрачные скульптуры запросто можно увеличивать во много раз — чтобы устанавливать на улицах и площадях. Или — уменьшать до размера пепельницы, чтобы потом ставить на письменный стол.

Спецпроект

Загружается, подождите ...