Рауф Мамедов «Прерванный ужин»
Time Out

О событии

Пересказывая важнейшие для человеческой истории библейские и евангельские сюжеты, Мамедов демонстрирует физиологию страсти и радости, отчаяния и веры, любви и горя.

Ничего нового — и серии старые, и истории знакомые. Только теперь — в другом пространстве, другой галерее. И в таком составе, который Москве никогда не показывали,— двадцать шесть фотографий: циклы «Пьета», «Игры на подоконниках», «Тайная вечеря», «Ужин в Эммаусе» и диптих «Благовещенье» из серии «Семь библейских сцен». Почти все, что сделал художник, кроме страшных шизофренических образов ада в «ШизоАдаме» и самых последних работ.

Пересказывая важнейшие для человеческой истории библейские и евангельские сюжеты, наизусть заученные, многократно воплощенные во всех возможных материалах притчи, Рауф Мамедов демонстрирует физиологию страсти и радости, отчаяния и веры, любви и горя. Знания не облегчают страдания, являющиеся миру в чистом дистиллированном виде: пугающим людей, не подлежащим ни отмене, ни сомнению диагнозом — сломанной мутацией хромосомой, наследственной драмой. Но, осмысленные через формы традиционного искусства, помогают в новых поисках старых истин.