Красный свет
Time Out

О книге

Роман Максима Кантора, в котором описания злоключений либерального олигарха чередуются с рассуждениями-воспоминаниями о Великой Отечественной войне.
Максим Кантор, внук геолога-реэмигранта из Буэнос-Айреса, сын и брат русских философов, ворвался в литературу в 49-летнем возрасте в 2006 году с огромным романом «Учебник рисования», уже будучи всемирно признанным художником. Его картины стали «главным блюдом» русского павильона на Венецианской биеннале 1997 года — и эти вопящие, экспрессивные и в то же время прекрасно выписанные, подчеркнуто вневременные полотна выделялись среди благопристойных, умеренно современных инсталляций, как живая дворняга среди фарфоровых собачек.

Кантор-писатель столь же нескромен и беспощаден к чужим самолюбиям. Но если первый его роман, как следует из названия, описывает нравы художественной тусовки, то новый шестисотстраничный опус беспощадно высмеивает тех, кто на первых же страницах с гордостью именует себя «рукопожатными». Описания злоключений либерального олигарха Пиганова, облыжно обвиненного в убийстве чужого шофера, чередуются с рассуждениями-воспоминаниями о Великой Отечественной. При этом персонажи 2011 года — прямые потомки героев военных глав. И получается так, что цвет современного «креативного класса» — все до единого детки и внучки сталинских цензоров и энкавэдэшников. Причем чем омерзительнее предок, тем креативнее потомок (прототипы легко узнаваемы). События «снежной недореволюции» 2011–2012 годов не могли не породить художественных откликов. У Кантора вышел желчный памфлет размером с роман.