Гала-концерт артистов Штутгартского балета

О событии

Трехактный гала-концерт: фрагменты балетов Джона Крэнко, а также сочинения Ханса ван Манена, Марко Геке и Кристиана Шпука.

У немецких балетных театров — разделение труда. Гамбург производит сегодняшние шедевры — там царит Джон Ноймайер. Берлин пытался сохранить баланс между классикой и современностью — не сумел, и в будущем году оттуда уходит худрук Владимир Малахов. Дрезден отчаянно экспериментирует; Мюнхен позволяет выгуливать бриллианты. Штутгарт же — лучшая из классических немецких школ — ассоциируется прежде всего с полнометражными сюжетными балетами. Точнее — с балетами Джона Крэнко. Перебравшийся из Лондона Крэнко возглавил Штутгартский балет в 34, в 45 он внезапно умер; за десять лет он выстроил школу, труппу, репертуар и выучил трех великих хореографов: Ноймайера, Форсайта и Килиана. Одним из первых его спектаклей стал «Ромео и Джульетта», который и везут к нам на гастроли.

Крэнко ставил в большей степени Шекспира, чем Прокофьева, — и в его спектакле ясно прочитываются шекспировские строки. Никаких модных шуточек в интерпретации, никто из парней не переодевается в женское платье, Италия похожа на Италию, а хореографический язык унаследован у классиков XIX века (но, конечно, техника танца принадлежит уже веку двадцатому). Шпарит веронское солнце; на площади располагается шумный рынок; и прежде чем дворяне схватятся за шпаги, крестьяне, сочувствующие разным кланам, начнут изящно кидаться друг в друга морковкой и апельсинами. Ромео замирает как вкопанный при первом взгляде на Джульетту; та — воплощение свежего ветра и полета. Это очень правильный мир — мир Штутгартского балета — и посещение спектакля рекомендуется тем, кто хочет взглянуть на по-настоящему живой классический танец.

Тем более что работают в этой труппе выученики лучшего российского педагога — Петра Пестова. Тот человек, что создал Владимира Малахова, Алексея Ратманского и Николая Цискаридзе, в 90-е уехал в Штутгарт — и там даже в глухом кордебалете можно встретить танцовщика со стопами принца. Все богатство труппа явит не только в «Ромео и Джульетте» (где еще в роли Кормилицы выйдет легендарная Марсия Хайде, на давней премьере танцевавшая Джульетту), но и на трехактном гала-концерте. Там можно будет увидеть фрагменты других балетов Крэнко («Онегин», «Укрощение строптивой», «Инициалы Р.Б.М.Э.»), а также сочинения Ханса ван Манена, Марко Геке и Кристиана Шпука.