Самоучитель олбанского
Time Out

О книге

Книга Максима Кронгауза о языке интернет-коммуникации, читая которую, понимаешь, что устаревают только слова — приемы остаются прежними.
Пока директор института лингвистики РГГУ Максим Кронгауз писал эту книгу, только ленивый не поставил ему на вид, что он опоздал. Что а/олбанский, как и язык падонков, давно и безнадежно устарели, что «Превед, Медвед!» и «Йа креведко» давно уже никто не говорит, да и сами приемы антиорфографии вышли из моды. Им на смену пришли граммар-наци, мемы (некоторые из которых живут неделю, а другие несколько месяцев), жаргоны различных тематических блогов, отличающиеся друг от друга едва ли не как русский язык от украинского. Все эти замечания справедливы. Только они не имеют ничего общего с исследованием Кронгауза. Потому что слово «олбанский», взятое для названия книги, автор предлагает понимать максимально широко — как вообще язык современной интернет-коммуникации. А значит, это книга о том полурусском, полунепонятно каком языке, на котором мы все говорим в чатах и блогах. К тому же оказывается, что устарели только слова — приемы остались прежними. Например, «Превед, Медвед!» и «Йа креведко» — это, по сути, прародители теперешних интернет-мемов. А значит, они прямые родственники пока еще актуальных «мимими», «няшек», «ванилек» и их производных. Это касается не только языка, но и коммуникативных приемов.

Например, так раздражающий всех троллинг (с переходом на личности и претензиями к грамотности пишущего) появился тоже не сегодня. Еще один важный момент: это очень подробное, основательное и глубокое исследование не является популярным пересказом научной монографии. Оно изначально задумывалось и писалось как книга для широкого круга читателей. Что лишний раз убеждает: академические ученые умеют говорить не только с подготовленной аудиторией.

Спецпроект

Загружается, подождите ...