Горячее сердце - Фото №0
Time Out

О спектакле

Сюжет Островского распался у Перегудова на отдельные эпизоды, каждый из которых — бенефис конкретного актера.

Очень складно рассказанную Островским почти детективную историю о том, как юная Параша с горячим сердцем в поисках любви сначала заблудилась в дремучем мирке денежных мешков и самодуров, а потом нашла свое счастье, режиссер Егор Перегудов прочитал как современную российскую драму. А где у нас теперь счастье? А нет его. И откуда бы ему взяться? Смысл жизни потерян, и никто уже его не ищет, заменяя погоней за простыми целями: деньгами, сексом и властью. От достижения их всех вместе или по отдельности радости никакой (почему-то), а лишь пресыщение и маета.

Там, где Островский лихо оттягивается в смачном описании «купеческих нравов», Егор Перегудов ищет трагедию. Все герои спектакля когда-то были «горячими сердцами», а теперь стали потухшими — пьют, блудят и куражатся. Сюжет распался на отдельные эпизоды. Каждому придуманы свои постановочные трюки: и рушащаяся стена, и падающее небо, и гигантские городки вместо леса, и удивительный «Наутилус», самостоятельно сорящий деньгами, на котором выплывает на сцену молодой миллионщик Хлынов.

Каждый сыгран как бенефис конкретного актера, со своими репризами и гэгами. И сыгран хорошо. Артур Смольянинов в роли Хлынова, с печальной безнадегой в глазах превращающего каждый момент жизни в натужную, вымороченную игру, — цепляет по-настоящему. Но общая история никуда не движется. Спектакль на премьере все время буксовал.

Однако комедия, как Восток, — дело тонкое. Если зал откликнется смехом на первую шутку, если актеры поймают кураж, то и дивертисмент из бенефисов пройдет под нарастающий хохот. Команду режиссер собрал отменную и выдумки вложил немерено. В следующем сезоне спектакль еще, может, и сложится.