С любовью к женщине
Режиссер/Постановщик
Валерий Михайловский

О событии

Пародии на старинные па-де-де и патетические love stories — пылкие объяснения героев и героинь представлены только танцовщиками, и в этом есть своя прелесть.

Труппа Валерия Михайловского свой двадцатый сезон отмечает гигантским турне по России и ближнему зарубежью — от Воркуты до Львова. В Москве они танцуют незадолго до 8 Марта — потому в столице на афише поставлен девиз «С любовью к женщине». Вообще программа юбилейного тура называется «И в шутку, и всерьез». Собрана она из старинных па-де-де, патетических love stories — вот только дам в составе труппы нет. Все пылкие объяснения героев и героинь древних балетов представлены только танцовщиками — и в этом есть своя прелесть.

Ни одна лучшая подруга балерины не заметит столько ее недостатков, сколько партнер по сцене, вынужденный изображать рядом с ней страстного любовника и в минуты кульминации выжимающий ее тушку на верхнюю поддержку, — такова театральная жизнь. Закулисный фольклор безжалостен и гомерически смешон. Двадцать лет назад несколько парней, натанцевавшихся в классических театрах досыта, объединились, чтобы показать этот фольклор, эти пластические пародии зрителям. Показать тех балерин, от которых они страдали, — манеры, ужимки и прыжки, стальную хватку и лучезарный эгоизм бесплотных созданий. При этом — без злобы, с той настоящей мужской насмешкой над слабым полом, в которой есть немалая доза любви. Программа имела бешеный успех — и с тех пор театр в основном занимается именно пародиями. Понятно, что за прошедшее время состав труппы сменился — лишь ее худрук остался прежним, бывшего премьера театра Бориса Эйфмана годы не берут.

В программе, что театр везет в юбилейный тур, собраны лучшие работы Мужского балета. «Барышня и хулиган» (где Барышня — воистину Большая Балерина, а хулиган —обомлевающий от такого богатства шибзик), «Па де катр» (тот самый, что был когда-то поставлен на четырех прим XIX века и в варианте Мужского балета стал демонстрацией того, насколько разными могут быть настоящие стервы) и, конечно, «Умирающий лебедь». Тут из темного угла в луче света, перебирая гигантскими пуантами и вздрагивая аэродромной пачкой, выходит сам Михайловский. Из лебединого наряда сыплются натуральные перья, птичка изгибает страдальчески шею и обозначает предсмертные конвульсии. Зал хохочет не переставая, при этом замечая высший класс работы, — все артисты Мужского балета в технике танца на пуантах могут посоперничать с настоящими балеринами. Потому и имеют право над ними смеяться — и двадцать лет их работа не надоедает публике.