Враг народа - Фото №0
Враг народа - Фото №1
Враг народа - Фото №2
Враг народа - Фото №3
Враг народа - Фото №4
Time Out

О спектакле

Чтобы открыто со сцены заявить, что мы живем «на дерьме», драматург Саша Денисова переписала пьесу Генрика Ибсена языком «Фейсбука». В итоге внимание зрителей фокусируется на проблемах неправильно проложенного водопровода, а не на героях истории.

В разнообразном репертуаре «Маяковки», где есть и обновленная классика — «Таланты и поклонники», и актерские бенефисы — «Дядюшкин сон», «Цена» и «Август. Графство Осейдж», и кассовый «На чемоданах», и «новая драма» — «Любовь людей», и даже собственная веселая история — «Девять по десять», не хватало только прямой публицистики. После премьеры «Врага народа» ее хватает даже с избытком.

Ради того, чтобы открыто и честно со сцены заявить, что мы все живем «на дерьме», драматург Саша Денисова переписала практически весь текст пьесы Генрика Ибсена о том, как доктор Стокман открыл в родном городке целебный источник, вокруг которого возникла водолечебница, приносящая всем горожанам ощутимый доход. Но вскоре выяснилось, что канализация и местный завод загрязняют почву, а вместе с ней и воду. Доктор хочет предупредить приезжающих, а сограждане объявляют его за это «врагом народа». В спектакле режиссера Никиты Кобелева курорт возведен в ранг федерального значения, мэр города — старший брат доктора — дает пресс-конференции, рекламирует бутилированную воду, поминает инвесторов. Доктор общается с редакцией местной газеты по скайпу. Его дочь ведет экологический блог. На первый взгляд, сюжет XIX века легко вписывается в XXI.

Однако в 1882 году, во время создания пьесы, проблема экологии была в новинку. Но даже и она была для Ибсена лишь предлогом для того, чтобы разобраться, на что может решиться порядочный человек ради правды и какое давление способен выдержать. Стокман проходит путь от веры в демократию и человечество до убеждения, что «самый сильный человек на свете — это тот, кто наиболее одинок». Перенося впрямую сюжет в XXI век, осовременивая слова, а не ситуации, насыщая текст химическими формулами, цифрами затраченных миллиардов, доказательствами коррупции власти, продажности прессы, циничности воров-предпринимателей, театр начинает говорить языком даже не плаката, а бесконечных «фейсбучных» постов и комментов. А они имеют обыкновение уходить в сторону от сути разговора. Внимание зрителей постепенно фокусируется на проблемах неправильно проложенного водопровода, а не на героях истории. На первый план выплывает вопрос: зачем доктор так бьется за публикацию новости о загрязнении воды в какой-то местной газетенке, которую туристы не прочтут никогда, вместо того чтобы выложить результаты экспертизы в интернет? Нравы стяжателей всех мастей, может быть, с XIX века и не изменились, но информационные технологии-то продвинулись чуток.

Актеры играют своих современных персонажей вполне узнаваемо. Особенно хорош Игорь Костолевский в роли мэра. Но что, собственно, происходит в душах этих персонажей — остается за кадром, даже при очень крупных планах, транслируемых на большой экран. Доктор Стокман в исполнении Алексея Фатеева с первой же сцены никаких иллюзий по поводу властей не имеет и даже будто рад позлить результатами экспертизы брата-мэра. Никаких открытий, прозрений, да хоть простой перемены настроения ни у кого в спектакле не случается. Только обличительный пафос нарастает. И с ним спорить трудно: на дерьме жить и впрямь нехорошо.