Другая история русского искусства
Time Out

О книге

Книга Алексея Бобрикова об истории искусства не затрагивает прописных истин, лишь расставляет новые акценты, порой критикуя классиков.
В отличие от истории вообще, подвергавшейся пересмотру и поруганию, отечественная история искусств сохранилась от советских времен в лучшем виде. Легкие косметические операции происходили по периферии, меняя что-то незначительное в биографиях художников, более серьезные трансформации в новейшей части — низведение советских классиков, возведение в звезды загнанных в подполье нонконформистов — основ не затрагивали. Монолит сложился такой мощи, что в фундаментальном своем труде, первоначальное название которого «Русское искусство. Все, что вы хотели узнать о Репине, но боялись спросить у Стасова» просто не выдержала обложка, Алексей Бобриков даже не пытается потревожить фундамент, покоящийся на прописных истинах марксизма-ленинизма. Доцент Петербургского университета сочинил свою историю, заново расставляя акценты, опираясь на незатертый от частого употребления материал, в том числе и изобразительный, — на теории, сложившиеся большей частью за пределами нашей родины, а главное — на право, нарушая конвенции, критиковать классиков за всеми любимые произведения. Едва ли не впервые рассматривая отечественное искусство в общеевропейском контексте, автор испытывает иногда недостаток слов, способных убедительно заменить наросшие на сюжеты банальности, — как и положено в революционном труде, на страницах постоянно мелькает прилагательное «новый», а фразы закручиваются в почти непроницаемые формулы, справиться с которыми непросто было бы и Стасову, хотя рассчитана книга на массового читателя.