Красавица и чудовище - Фото №0
Красавица и чудовище - Фото №1
Красавица и чудовище - Фото №2
Красавица и чудовище - Фото №3
Красавица и чудовище - Фото №4
Режиссер/Постановщик
Уэйн Иглинг
Исполнители
Михаил Евгенов, Александра Тимофеева

О спектакле

Уэйн Иглинг воспроизвел свою традиционную версию балета. Образцово семейное зрелище на музыку Вангелиса.

Сказку Шарля Перро про красавицу и чудовище, знакомую нам с детства в версии Сергея Аксакова (наверно, всем мамы или бабушки читали «Аленький цветочек»), в Европе и в Штатах не раз пересказывали в танце. В Москве же, если не учитывать славный мюзикл, где бодро плясали чашки и тарелки, танцевальных переложений этой истории не было с 1911 года (тогда в Большом театре поставил спектакль Александр Горский). «Кремлевский балет» не захотел терпеть такую бесхозяйственность (отличный балетный сюжет пропадает — а их так мало!) и позвал английского хореографа Уэйна Иглинга воспроизвести в Москве его «Красавицу и чудовище».

Ну то есть насколько английского? Родился он 62 года назад в Канаде, учился в Штатах. Затем, правда, танцевал в английском Royal Ballet («Ковент-Гарден»), где и начал сочинять, — но по завершении исполнительской карьеры на 12 лет покинул благословенный остров ради работы в Нидерландах (с 1991-го по 2003 год руководил там Национальным балетом). Потом пару лет фрилансерствовал (поставив, в частности, в Гонконге «Последнего императора») — и вернулся под сень Короны, получив в управление English National Ballet (вторую по значению труппу Великобритании). За семь лет добился того, что кочующий по провинциям театр стал восприниматься как реальный конкурент лондонскому Royal Ballet, — но прошлой осенью не получил продления контракта. Теперь опять на вольных хлебах и странствует. И все же Иглинг — стопроцентный англичанин; тут не важны место проживания и речь (до сих пор слышится американский акцент) — важна манера сочинять хореографию.

Очень традиционная, очень консервативная манера. Все, что не на пуантах, — не балет, считает Иглинг. Очень желательны пачки. Структура — та, что была и в девятнадцатом веке: солисты получают прописанные вариации, кордебалет им аккомпанирует, счастливый финал не обходится без па-де-де. Лексика — также старинная, словарь Мариуса Петипа выучен наизусть. Понятно, что при таком подходе Иглинг не особенно любим критиками, что требуют от сочинителей обязательного новаторства (хореограф отбивается: «Новое — не значит хорошее. Только хорошее можно называть хорошим»), но публика его любит — он дает ей то, что она ожидает.

«Красавицу и чудовище» Иглинг впервые показал в 1986 году в «Ковент-Гарден» — это была вторая постановка начинающего балетмейстера. Музыку к спектаклю написал по специальному заказу Вангелис — и слышно, что гуру электронной музыки во время работы тщательно изучал мелодику Чайковского. Ну и славно-сказочное оформление Яна Пьенковского и несомненный энтузиазм исполнителей (в главных ролях обещаны Александра Тимофеева и Михаил Евгенов) наверняка произведут впечатление на детей и взрослых. Образцово семейное зрелище.

Спецпроект

Загружается, подождите ...