Ольга Тобрелутс «Новая мифология» - Фото №0
Ольга Тобрелутс «Новая мифология» - Фото №1
Ольга Тобрелутс «Новая мифология» - Фото №2
Ольга Тобрелутс «Новая мифология» - Фото №3
Time Out

О событии

Представительница «неоакадемизма» трансформирует понятия об авангарде и классике.
В человеке редко бывает все прекрасно — и лицо, и одежда, и душа, и мысли, и произведения. Исключение во всех отношениях — Ольга Тобрелутс, которая не подвержена ни неизбежной жизненной коррозии, ни естественному страху оказаться банальной, ни опасениям слиться с псевдоклассическим уродством соцреализма. Отторгая безобразное даже в самых интеллектуальных его проявлениях, смиряя пафос строгостью, риторику — насмешкой, уже многие годы остается едва ли не самым веским оправданием придуманного Тимуром Новиковым «неоакадемизма» и уж точно — самым ярким представителем постмодернизма в родном отечестве.

Модель, а затем и профессор «Новой академии» вместе с куратором Антонио Джеузой, сосредоточившимся исключительно на новых технологиях, делают выставку об удивительных трансформациях представлений об авангарде и классике, объекте и субъекте. Начинают с дебюта — сделанных на рубеже 1990-х абстракций, показывают чудесные фильмы, в том числе «Горе от ума», фотографию перформанса, в котором являлась нам удивительная девушка с голубыми волосами, классику медиа-арта. В полном соответствии с утверждением Теофиля Готье (в переводе Николая Гумилева) «искусство тем прекрасней, чем взятый материал бесстрастней: стих, мрамор иль металл», используя технологии, превосходящие равнодушием все до сих пор существовавшие, Ольга Тобрелутс доводила свои компьютерные принты до невероятной, немыслимой уже ни в одной технике, почти запретной в конце ХХ века красоты. Умело переливая через край, создавала вещи избыточной прелести, выверяя их гармонию дважды: по классическим образцам и еще раз — для надежности — новейшими программами. Рассудочные и мощные, ее произведения — будь то изображения собственных родителей или античных божеств в виде моделей популярных брендов — оказались лишь предшественниками настоящего высокого стиля — «Божественных фигур», где лица и тела медийных героев оживляли произведения знаменитых живописцев прошлого, эпических «Кесаря и галилеянина», «Тарквиния и Лукреции». И уже в самом конце выставки классические сюжеты предстают в традиционной живописной технике — расставшись с новейшими технологиями, Ольга Тобрелутс пытается найти более совершенные формы для своих безупречных героев.