Москва
Москва
Петербург

Черный город

u u u u u Мнение редакции
Автор:
Новый роман Бориса Акунина фандоринского цикла, который вполне может оказаться последним. Эраст Петрович сталкивается с террористом по имени Одиссей. 
Пока Россия в лице некоторых своих представителей убеждена, что «совок» при правильной дегустации дает неплохой вкусовой букет, что неслучайно мы первыми улетели в космос, лидировали в области балета, строили ГЭС, ТЭЦ и АЭС, играли в хоккей, гордились центнерами с гектарами, больничными листами, бесплатными образованием и медицинским обслуживанием, были уверены в завтрашнем дне и проч., на наших глазах Борис Акунин ставит удивительный эксперимент. Он обращается к ценностям безусловным: к великой русской литературе. Русскую литературу он накладывает на русскую историю. Прибавляет немного восточного и западного культурного опыта. В результате рождается образ Эраста Петровича Фандорина, едва ли не первого русского великого сыщика, российского Джеймса Бонда, который соединяет в одном лице самурая, джентльмена и интеллигента. По сути, Фандорин должен научить Акунина, как жить и стареть (со смертью проблем нет: по Акунину-Чхартишвили, выход — самоубийство), как оставаться благородным мужем в щекотливых ситуациях.

Учитывая актуальную остроту политического момента, не удовлетворившись собственно Фандориным, Борис Акунин, призвав на помощь Григория Чхартишвили, написал роман «Аристономия», где забытые категории и качества — долг, достоинство, честь, ответственность, верность — исследуются в обстоятельствах революции и гражданской войны. В новых терминах решается все тот же вопрос: что значит быть аристономом, то есть человеком внутреннего благородства, а не благородного происхождения? Решается на примере главного героя, погруженного в условия революции и гражданской войны. После «Аристономии» вышел «Черный город», роман фандоринского цикла. В нем Эраст Петрович, женатый на манерной актрисе Кларе Лунной, приезжает в Баку в канун Первой мировой войны в погоне за террористом Одиссеем. Фандорин, как и прежде, по-японски самосовершенствуется, дерется, стреляет, обманывается, лишается своего преданного слуги-японца Масы (тот лежит в больнице в момент наиболее напряженных сцен романа) и в финале мало того что проигрывает Одиссею, но и вовсе погибает. То есть получается дальше — неубедительная «Аристономия» с инфантильным и колеблющимся героем в центре сюжета. Вот здесь и хочется задать вопрос: как это так? Позвольте, господа Акунин и Чхартишвили, война еще не началась, до революции три года, русская смута лишь заявляет о себе, а Фандорина убили? А кто же будет нас вести сквозь окаянные дни, кто будет героем, светочем и гением, кто научит, как оставаться благородным мужем, истинным аристономом в момент свершающегося апокалипсиса? Нет, гибель Фандорина в «Черном городе» — или оскорбление, или фикция. А как уж Борис Акунин (Чхартишвили) будет воскрешать Фандорина — это его дело.
20 декабря 2012,
Черный город
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация