Amore buffo

О спектакле

На «Золотую маску» привозят балет о том, как важно вовремя выпить.
«Amore buffo» — первый полнометражный спектакль Вячеслава Самодурова, что полтора года назад возглавил екатеринбургский балет. До того бывший мариинский премьер, в свое время сначала покинувший Петербург ради голландского Национального балета, а затем перебравшийся в английский Королевский, сочинял лишь неоклассические одноактовки. В основе балета — опера, «Любовный напиток» Доницетти, но сюжет претерпел изменения. Как и в опере, робкий герой мучается оттого, что бойкая девица не обращает на него внимания, и оказывается обманут шарлатаном, предлагающим в продажу простое вино в качестве «любовного напитка», гарантирующего успех у женщин, — и, как в опере, обман идет на пользу герою: он становится более решительным и тем привлекает внимание дам. Но, во-первых, действие перенесено в наше время (что вполне ясно дали понять приглашенные на постановку художники: Энтони Макилуэйн сотворил стены, расписанные граффити, а Эллен Батлер — «сегодняшние» костюмы), а во-вторых, убраны драматические события оригинала, Для того чтобы достать деньги на любовный напиток, Неморино более не вербуется в армию — что естественно, ведь в наши дни такой поворот событий мигом превратил бы комедию в триллер, а «Amore buffo» — это именно комедия.

Порой — комедия-буфф, где лошадь изображают два спрятанных в ее «костюме» артиста, а Амур оказывается пожилым толстяком, горюющим, что его позабыла возлюбленная Психея, и в печали зафигачивающим стрелу в белый свет (так он и попадает в Неморино). А порой — лирическая комедия, где, как всегда, зритель раньше двух ссорящихся юных придурков понимает, что все у героев будет хорошо. Продающий вино шарлатан обаятелен, как Антонио Бандерас; на граммофоне у Амура крутится пластинка с самой известной арией из оперы Доницетти; Капитан — покоритель женских сердец — так уверен в том, что девушка достанется именно ему, что выглядит блистательнейшим идиотом — зал хохочет и аплодирует. Но иногда все же замолкает — например, тогда, когда Неморино начинает выводить свою печальную, все время будто прерывающуюся вариацию. Как будто он не может додумать до конца мысль, что его любимая его не любит, — и запинается, и повторяет снова и снова. «Amore» и «buffo» соединены у Самодурова в нужной пропорции — и трудно представить себе более удачное начало золотомасочного фестиваля.