Кантата 51. Синкопа. Весна священная
Time Out
Режиссер/Постановщик
Морис Бежар

О спектакле

Версия балета от Мориса Бежара о кайфе весны и о том, что классный секс спасет мир, плюс еще один его спектакль и новая одноактовка Жиля Романа.

Театр, основанный полвека назад Морисом Бежаром, уже пять лет живет без него. Когда уходит великий человек, каждая труппа решает, что делать — искать нового гения, чтобы он все перевернул, или заняться сохранением наследия. Обитатели Лозанны выбрали второй путь — худруком после смерти Бежара был выбран Жиль Роман, бывший премьер театра. Он сам понемножку что-то сочиняет — и в Москву в том числе привезут его краткую «Синкопу» на музыку Citypercussion; но дело в том, что он присоединился к труппе тогда, когда лучшие годы Бежара были позади — хореограф был увлечен проповедничеством и решил, что приближение к поп-стилю сделает его идеи мира более доступными для молодежи. И Роман копирует того Бежара — слегка попсового; впрочем, именно слегка, ничего страшного.

Главные же спектакли гастроли принадлежат Бежару. Это прежде всего «Весна священная», из-за которой труппа и приглашена на фестиваль. Спектакль 1959 года, живой, пылкий, юный и неизменно вызывающий в балетных залах стадионную овацию. Взяв ту музыку Стравинского, что была предназначена для балета Нижинского о человеческом жертвоприношении в языческой Руси, Бежар убрал все отсылки к конкретным временам и устроил на сцене просто столкновение стай мужчин и женщин. Танцовщики врезаются друг в друга, как олени по весне, схваченные ими танцовщицы отбиваются, но совсем отбиться не спешат — полчаса весеннего кайфа, сладких обещаний, дикой энергии, вылитой в стройнейшие па. А второй его спектакль — «Кантата 51» на музыку Иоганна Себастьяна Баха — это уже год 1966-й.

Бежару тогда было 39, и великая слава уже полыхала всемирным пожаром, но до высшей точки ей еще было далеко. Сюжет «Кантаты» — Благовещение, и действительно, при открытии занавеса на авансцене лежит девушка, у задника стоит вдохновенный Ангел. Он опекает ее, она склоняется под его рукой, принимая сообщение, — но вообще-то имеется в виду не священная история. Речь идет об обещании нового балетмейстера, об ожидании человека (сына бога), что встряхнет старую вселенную и принесет в нее и мир, и меч. Кто подразумевается под мессией — ну, Бежар скромным никогда не был и имел на то право.Но вот что важно: весь балет выстроен в духе еще «старой» неоклассики. Почти нет той чуть искаженной волны, что к тому времени стала фирменным знаком Бежара, той сдержанной чувственности и одновременно открытости па. И Ангел, и Дева говорят на добежаровском языке. Очень простой и очень точный ход. В качестве бонуса этих гастролей — дуэт на музыку Концерта для скрипки ре минор Стравинского; танцуют ветераны труппы Элизабет Рос и Жюльен Фавро, позволяя сравнить их работу с танцами тех солистов, что пришли в театр гораздо позже, и понять, точно ли сохраняется бежаровский стиль.


На фото сцена из балета «Весна священная». © Francette Levieux