Герои и легенды

О событии

Один из лучших барочных коллективов Великобритании — Оркестр и хор Века Просвещения с дирижером Робертом Ховартом
В истории музыки бывали произведения, которым посвящались труды длиннее, чем биографии их авторов, и которые можно купить в магазине аудиозаписей в полусотне разных вариантов, и «Мессия» Генделя, в Европе абсолютно культовое сочинение, — как раз из их числа. Формально это лишь одна из тридцати генделевских ораторий, появившаяся не в самый лучший период жизни Генделя в 1742 году, и поначалу даже весьма кисло принятая публикой. По факту же — это опус, ставший манифестом английской нации и задавший такие высокие стандарты сочинения ораториально-хоровой музыки, что навряд ли их удалось кому-то превзойти и два с половиной столетия спустя. Две страны, претендующие на то, чтобы назвать Генделя своим национальным достоянием, — Германия и Великобритания — так до сих пор и отпускают смачные остроты в сторону друг друга, когда речь заходит, например, о знаменитом хоре, венчающем вторую часть оратории, — «Halleluja!». Английский король, по преданию, был весьма впечатлен генделевской музыкой, а когда зазвучала «Аллилуйя», поднялся с трона — и вслед за ним поднялись все присутствую- щие, и с тех пор при первых лучезарных звуках ре-мажорного вступления в любой части Соединенного Королевства зал встает. Немцы гордо высиживают всю «Аллилуйю», чтобы разра зиться бурными аплодисментами после финального аккорда, и обвиняют англичан в напыщенной сентиментальности и раболепном следовании монаршьей прихоти.

В Англии, и не только в ней, — по всей Европе в декабре «Мессия» звучит бессчетное количество раз. Только в высокодуховной России, где еще недавно не было никакого Бога, традиции исполнять «Мессию» не сложилось — в советские времена сюжет о пришествии Сына Божьего на землю пришелся не ко двору, а в новое время выяснилось, что для исполнения Генделя нам сильно не хватает знаний и умений. Может быть, именно поэтому Дом музыки выписал к себе настоящих знатоков Генделя — знаменитый английский оркестр и хор Века Просвещения (Age of Enlightenement), которые разбираются в тонкостях высокого барокко лучше, чем кто бы то ни было. За дирижерский пульт встанет Роберт Ховарт — опытнейший дирижер, в недавнем прошлом — прекрасный клавесинист, а четверке солистов позавидовал бы любой европейский фестиваль. Решайте сами — вставать или не вставать во время «Аллилуйи»; в зале наверняка будет некоторое количество живущих в Москве британцев, и они не только встанут, но и начнут припевать с хором. Присоединяйтесь: времени выучить слова и музыку вполне достаточно, мотив вам в любом случае знаком.